Федеральное государственное бюджетное учреждение Министерства здравоохранения Российской Федерации
Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н.Н. Блохина
English English English English Russian
/ «Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
Обновлено: 22.01.2024

«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»

22 января 2024
«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
«Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок»
В ноябре 2023 года Тамаре Чертенко впервые в России провели операцию по замене крестца 3D-протезом. Еще в августе прошлого года ей поставили диагноз – хондросаркома крестца и правой подвздошной кости. В сентябре Тамара обратилась в Онокоцентр Блохина за помощью, где девушке провели уникальную операцию, которая вошла в историю российской медицины. Но на хирургическом этапе лечение не закончилось – впереди Тамару ждал непростой период реабилитации.

Мы поговорили с Тамарой и специалистами, которые в прямом смысле поставили ее на ноги – Ольгой Аркадьевной Обуховой, к.м.н., заведующей отделением реабилитации, врачом-физиотерапевтом, Ольгой Николаевной Филатовой, врачом ЛФК, и с Евгением Алексеевичем Масловым, инструктором лечебной физкультуры. Они рассказали о том, как проходит восстановительное лечение Тамары после сложной операции, с какими трудностями им пришлось столкнуться, и как Тамара переносила процесс реабилитации.

«У нее была цель сделать все самой»

Основной принцип реабилитации – это возвращение к обычному образу жизни. Она состоит из трех этапов. Первый этап Тамара прошла в хирургическом отделении, а в отделении реабилитации в декабре завершила первый курс второго этапа. Ходить, умываться, одеваться – этим базовым навыкам Тамаре пришлось учиться заново.

«Начинали с пассивной легкой гимнастики, то есть ноги пациентки сгибали и разгибали мы с медсестрами. Постепенно Тамара восстанавливалась, и мы расширили количество активных упражнений, заменяя ими пассивные. Приблизительно через две недели после операции пациентка первый раз встала на ноги: 2–3 дня она просто поднималась и ложилась, потому что не было мышечного и сосудистого тонуса, кровоснабжение головного мозга было недостаточным и начиналось головокружение. Затем пациентка начала прохаживаться вдоль кровати», – рассказывает Евгений Маслов.

Специалисты не преследовали цель каждый день увеличивать нагрузку и занимались столько, сколько позволяло самочувствие Тамары. В первый день после поступления в отделение реабилитации она прошла полкоридора, на следующий – дошла до поста и крутила велотренажер, а на третий-четвертый день – уже пробовала тренажер «Лестница». У нее была цель сделать все самой, и это получалось, за исключением некоторых аспектов по личной гигиене. Инструктор и медсестры за ней только наблюдали.

Третий этап реабилитации пациенты проходят в основном самостоятельно по месту жительства (поликлиника или физкультурный диспансер). В случае Тамары сложно сказать, когда восстановление после лечения полностью завершится – это зависит от состояния здоровья.

«Это только начало пути, еще минимум полгода Тамаре необходимо активно заниматься и восстанавливаться. Главное не залеживаться: чтобы не происходило застойных явлений в легких, важно, чтобы была большая циркуляция воздуха», – объясняет Евгений Маслов.

Сейчас Тамара уехала домой, ее выписали перед Новым годом, 28 декабря. В феврале она планирует приехать на следующий курс реабилитации. К этому времени она восстановит силы, и можно будет активно подключать тренажеры: беговую дорожку, велотренажер и эллипсоидный тренажер. У Тамары потеряно именно состояние баланса, поэтому акцент будет сделан на занятиях на балансировочных платформах. Сейчас девушка ходит с ходунками. Дома она уже самостоятельно за собой ухаживает, хотя и быстро устает.

«Ноги были очень тяжелые, как будто их зацементировали»

В процессе восстановительного лечения большая доля работы приходится на инструктора по лечебной физкультуре, потому что его знания и индивидуальные методики позволяют пациентам сначала подняться, а потом начать активно двигаться, привыкать к новым конструкциям и, таким образом, добиваться хорошего результата.

«Готовых схем лечения не существует, потому что онкологические больные, в том числе и онкоортопедические, – это уникальные пациенты. Каждое оперативное вмешательство по-своему единственное, и в этом плане мы используем свои авторские программы, которые для каждого больного персонифицированы, что и позволяет добиться хорошего эффекта», – добавляет Ольга Филатова.

Индивидуальную программу лечения Тамаре назначили Ольга Николаевна и Евгений Алексеевич. «Я заново училась вставать, ходить, садиться, как маленький ребенок. Если в отделении хирургии я вставала максимум 1–2 раза, и промежуток ходьбы был очень маленький, то в отделении реабилитации я могла пройти уже намного больше, например, до спортзала, хотя это было проблематично: ноги были очень тяжелые, как будто их зацементировали. А когда я в первый раз попробовала сесть на инвалидное кресло, ноги не слушались. Садиться из положения стоя намного сложнее, чем из положения лежа на кровати. Во втором случае я хотя бы чувствую руками опору. Евгений Алексеевич меня страховал, вместе с Ольгой Николаевной они объяснили, как это делать. Я также занималась на тренажерах, после упражнений ноги стали более активными, самочувствие улучшилось. Если бы я не провела ту неделю в реабилитации, то не справилась бы самостоятельно. Перед выпиской мне рассказали, что можно и нельзя делать, и я поехала домой уверенно», – вспоминает Тамара.

«Ожидала болезненные или неприятные ощущения... Были и страх, и шок»

Операции, в которых применяется 3D-моделирование – всегда уникальны, процесс восстановления у каждого пациента протекает по-своему.

«У Тамары была достаточно большая слабость в ногах, которая еще долго будет сохраняться, и ей нельзя было сидеть. Дело в том, что, когда мы садимся, вся нагрузка приходится на нижне-поясничную часть, поэтому после операции на позвоночнике пациентам первые месяц-полтора нельзя полноценно садиться, а вставать можно только с живота», – комментирует Евгений.

Самочувствие Тамары после операции не всегда было стабильным – например, когда погода менялась, у нее падало давление и сильно кружилась голова. В такие дни она уже не могла пройтись по коридору, максимум – по палате.

«Боль, неуверенность, паника, тревога, – это основные трудности, с которыми сталкивается пациент, – считает Ольга Обухова. – Но работа врача ЛФК, психолога, инструктора по лечебной физкультуре и всей остальной службы: медсестер, физиотерапевтов и массажистов придает пациенту уверенность в том, что он сможет стоять на ногах. Комплексный подход – это наш основной инструмент в работе».

«Секрет - в мотивации»

После операции важно следить за своим психологическим состоянием. «Точно могу сказать, что все пациенты, которые были мотивированы на восстановление и занимались, добивались очень хороших результатов, – рассказывает Евгений. – У пациентки изначально был болевой синдром (прострелы в икры, стопы, бедра, покалывания в области таза), но он ушел очень быстро, что удивило врачей. Дело в том, что когда человек концентрируется на боли, она усиливается, а когда старается отстраняться – утихает. Когда пациентка лежала у нас, в обезболивающих она уже не нуждалась».

«Радость я испытывала абсолютно на каждом этапе лечения»

После операции с Тамарой работала большая команда специалистов, но от помощи психолога пациентка отказалась: «Я быстро пришла в себя. Я понимала, что мне просто нужно время на восстановление и радовалась любому маленькому достижению: когда в первый раз самостоятельно сдвинула ногу без звона в ушах и потемнения в глазах, когда впервые села или умыла лицо. Я радовалась, но и боялась. Я понимала объем операции и ожидала, что каждый раз, когда я буду делать что-то новое, появятся болезненные или просто неприятные ощущения. Но больше всего я переживала, что что-то не срослось. До сих пор страшно сделать что-то неправильно. Дома я не под присмотром, рядом нет медперсонала, и любые новые ощущения в теле вызывают страх. Но я на связи с доктором и всегда могу задать вопрос».

«Сейчас я дома и чувствую себя прекрасно»

Жизнь Тамары спустя почти 2 месяца после операции значительно улучшилась. Болевые ощущения из-за опухолевого поражения ушли, трудности послеоперационного периода тоже позади – за небольшой период времени Тамара вновь научилась ходить, одеваться, ухаживать за собой без ощущения постоянной боли.

«Единственное ограничение – не носить тяжести. В остальном образ жизни полностью восстановится, – прогнозирует Евгений. – Мы рассчитываем, что сможем перевести пациентку с ходунков на локтевой костыль. Скорее всего, не во время второго курса, но в дальнейшем все шансы на это есть».
Фактический адрес:
115522, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единый контактный центр
+7 (499) 444-24-24
Все права защищены © 2024, ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Поиск по сайту