Федеральное государственное бюджетное учреждение Министерства здравоохранения Российской Федерации
Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н.Н. Блохина
English English English English Russian
/ «Врачи сделали для меня чудо»: впервые в мире хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина удалили ребенку главный бронх и сохранили все легкое при помощи робота
Обновлено: 26.01.2024

«Врачи сделали для меня чудо»: впервые в мире хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина удалили ребенку главный бронх и сохранили все легкое при помощи робота

26 января 2024
«Врачи сделали для меня чудо»: впервые в мире хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина удалили ребенку главный бронх и сохранили все легкое при помощи робота
«Врачи сделали для меня чудо»: впервые в мире хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина удалили ребенку главный бронх и сохранили все легкое при помощи робота
«Врачи сделали для меня чудо»: впервые в мире хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина удалили ребенку главный бронх и сохранили все легкое при помощи робота
«Это все подростковый стресс, обычная привычка», – несколько лет Лика слышала эту фразу от врачей в ответ на жалобу на постоянный кашель. Сейчас Лике 17, она узнала о своем диагнозе спустя 3 года обследований у разных врачей. До Лики случаев мукоэпидермоидного рака бронха у детей в мировой литературе описано не было.
 
«Лет с 14 у меня были кашель и хрипы в горизонтальном положении, – начинает свой рассказ Лика. – Иногда было неудобно дышать, но какой-то серьезной одышки не было, но, конечно, меня это беспокоило. Меня обследовали, но ничего конкретного не говорили. Даже астму диагностировали и лечили! Я пила какие-то препараты, но и они не помогали избавиться от кашля. Разве так должно быть? И наконец, спустя несколько лет меня отправили на бронхоскопию. Насколько я знаю, детям ее редко делают, потому что чего-то страшного у ребенка там быть не может. А у меня нашли опухоль».
 
Опухоль долгое время не была видна на рентгене – сам бронх, в просвете которого она располагалась, размером всего 2 сантиметра. Важно подчеркнуть, что новообразование не вызывало нарушений вентиляции правого легкого. Если бы у Лики такое нарушение было, то на обычном рентгенологическом исследовании это было бы видно, а так как проблем с экскурсией правого легкого не было никаких, то и предположить, что у девушки есть какие-то проблемы с бронхиальным деревом и, к тому же, с правым главным бронхом, причин не было.
 
Прошло несколько лет, и Лике наконец назначили бронхоскопию, во время которой региональные специалисты увидели тотальную обтурацию правого главного бронха опухолью и выполнили биопсию. Сначала поставили диагноз доброкачественный патологии, но позже при пересмотре гистологического препарата стало понятно – у 17-и летней девочки рак. Врачи в регионе сразу направили ее в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.
 
«Пациентка обратилась к нам с уже подтвержденным диагнозом мукоэпидермоидного рака – это крайне редкая патология даже для взрослого человека, а для ребенка это вообще казуистический случай, но морфологию не обманешь – пересмотрев гистологические препараты, мы подтвердили диагноз, – комментирует Полад Керимов, заведующий хирургическим отделением №2 НИИ ДОиГ. – Первые симптомы болезни появились у нашей пациентки еще в 14 лет – она начала кашлять без каких-либо инфекционных или вирусных причин. Кашель не проходил долгое время, девочка постоянно обследовалась, ее лечили то от бронхита, то от бронхиальной астмы, но безрезультатно. Кашель только нарастал».
 
В Онкоцентре Лику полностью обследовали и, к счастью, выяснили, что опухолевый процесс – локальный, опухоль располагается исключительно в просвете правого главного бронха, распространенности по соседним органам и тканям нет.
 
«Опухоли такого типа при радикальном удалении ведут себя благоприятно и крайне редко метастазируют и рецидивируют, – продолжает Полад Акшинович. – Но как такая опухоль ведет себя у ребенка, никто не знает – течение болезни у детей просто не исследовано. Мы с коллегами изучили огромное количество мировой литературы – существуют разные первичные заболевания, которые встречаются у детей в бронхах и легком. И аденокарцинома, и воспалительные миофибробластические опухоли, и плевропульмональные бластомы и еще ряд других новообразований, но именно мукоэпидермоидный рак – это казуистика, в мировой литературе описания таких случаев у детей нет».
 
В случае Лики, как и тысяч других пациентов Онкоцентра, от мастерства и слаженности работы хирургов, анестезиологов и всей операционной бригады, а также объема вмешательства зависит очень многое. Опухоль располагалась в просвете правого главного бронха, который отвечает за прохождение воздуха в легкое, и полностью его закрывала. Хирурги планировали выполнить циркулярную резекцию главного бронха и удалить верхнюю долю правого легкого, а альтернативный вариант – только пневмонэктомия, удаление всего легкого. Но такое удаление для не до конца сформировавшегося организма – нежелательный вариант. Хоть Лике уже исполнилось 17 лет, она все еще остается ребенком, ведь организм формируется до 21 года. Врачи долго взвешивали все «за» и «против», планировали и изучали различные доступы, и, наконец, приняли решение о выполнении малоинвазивной операции с использованием роботической системы. Оперировал Лику Павел Вячеславович Кононец – знаменитый хирург, заведующий отделением торакальной онкологии и директор НИИ клинической онкологии «взрослого» института Онкоцентра.
 
«Особенность торакальных операций заключается в том, что при их выполнении необходима изоляция легкого – по сути, во время оперативного вмешательства оно не участвует в акте дыхания, – говорит Нуне Матинян, заведующая отделением анестезиологии-реанимации и интенсивной терапии НИИ ДОиГ – Оперировать без изоляции легкого невозможно, поэтому так важна профессиональная работа анестезиологов  и современного оборудования – двухпросветных видеотрубок, которые обеспечивают изоляцию органа. Работа в торакальных операционных требует работы анестезиологов высокого класса – существует множество нюансов, присущих конкретной категории пациентов. Всеми процессами нужно уметь управлять во время оперативного вмешательства, ведь для организма это большой стресс».

Роботассистированные операции у детей со злокачественными опухолями бронха не проводились никогда. Врачи сохранили все легкое, удалив исключительно правый главный бронх c опухолью. При этом все легкое пришлось вшить в трахею, сформировав анастомоз непосредственно между трахеей и оставшимися бронхами – верхнедолевым и промежуточным.
 
Операций в жизни Лики до госпитализации в Блохина не было – она даже пальца не ломала. Даже когда Лике поставили диагноз «астма», для девушки это прозвучало как приговор, ведь до этого в ее жизни не было никаких ограничений – принимать какие-то препараты уже было страшно. После бронхоскопии девушке сказали, что опухоль, скорее всего , доброкачественная – Лика выдохнула – можно удалить и забыть. Но когда оказалась в Блохина, осознала, что все серьезно – поначалу даже верить в «рак» не хотелось.
 
Еще один важный аспект работы анестезиологов Блохина – это обезболивание. После оперативных вмешательств детей обезболивают не наркотическими средствами – врачи используют исключительно возможности регионарной анестезии. В случае Лики анестезиологи применили ESP-блокаду – новую межфасциальную блокаду тела, которая дает возможность раннего восстановления после операции. Уже через несколько часов после операции Лику перевели в палату, в тот же день она пила и ела, а главное – свободно дышала! Такой тип обезболивания – часть fast-track протокола, современной стратегии ведения пациентов после различных операций. Малоинвазивная операция, регионарный компонент обезболивания и раннее энтеральное питание – хирургическое вмешательство состоялось в четверг, а через 3 дня Лика сама пришла на утреннюю конференцию, где про нее узнал весь Онкоцентр!
 
«К счастью, никаких ограничений в образе жизни после того, как пациентка пройдет реабилитацию в нашем отделении, не будет, – с улыбкой говорит Полад Акшинович. – Она может быть и спортсменкой, и шахматисткой, может и танцами заниматься – в общем, будет развиваться, как здоровый человек! Конечно, ей придется, учитывая такой диагноз, проходить регулярные обследования, но со временем она будет делать это раз в год, как и положено всем людям. Наша операция была минимально инвазивной и никак не повлияла на биомеханику дыхания – мы сделали всего пять отверстий по 7мм. Когда все заживет, организм будет работать как часы».
 
«С первого же дня после операции намного легче стало дышать. Изменения еще как чувствуются! Врачи сделали для меня чудо».

Продолжение следует…
Фактический адрес:
115522, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единый контактный центр
+7 (499) 444-24-24
Все права защищены © 2024, ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Поиск по сайту