НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
English Russian
/ "Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
Обновлено: 08.11.2021

"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.

8 ноября 2021
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
"Врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни". История нашего пациента с 4-й стадией рака печени.
«Местные врачи давали мне максимум 6 месяцев жизни. С тех пор прошло четыре года. У меня нет даже признаков опухоли. И идеальные анализы абсолютно здорового человека».

Он идёт по коридорам Онкоцентра уверенной походкой триумфатора: «Приезжаю сюда, как в дом родной, да-да, эти стены мне как будто силы придают!» Эта история началась в 2003-м году. Когда Абдурахману Кадиеву из дагестанского города Избербаш было 45 лет, у него выявили гепатит В. Однако, у жены инфекции не обнаружили, а врачи объяснили, что гепатит у него «пассивный», достаточно регулярно поддерживать печень гепатопротекторами и живи без проблем хоть до ста лет.

Абдурахман рекомендации врачей строго выполнял. По натуре он человек энергичный, деятельный, не без карьерных амбиций – начинал с горкома комсомола, потом занимал руководящие посты в администрации своего города, был директором завода. Болеть в его планы никак не входило. В 2018-м стал резко терять вес. За месяц похудел на 12 килограммов. – Оказалось – у меня рак печени 4 стадии, – рассказывает мужчина. – Шок! Почему – я? Что я делаю не так? Жить осталось полгода! Я не мог с этим смириться и поехал в Москву.

– Первым делом было надо понять, насколько распространён опухолевый процесс, – комментирует ведущий научный сотрудник химиотерапевтического отделения N17 НИИ клинической онкологии Онкоцентра, д.м.н. Валерий Бредер. – Провели магнитно-резонансную томографию, лабораторные исследования, которые оценивают функцию печени. То, что мы увидели, оказалось даже хуже, чем мы могли ожидать.

– Поражение опухолью более 50% печени, множественные метастазы в её левой доле, вовлечение в опухолевый процесс главного внутрипечёночного сосуда, – описывает картину Валерий Бредер. – В правой ветви воротной вены – гигантский опухолевый тромб. Рак печени, не дающий возможности трансплантации органа, не подлежащий ни интервенционно-радиологическому воздействию, ни хирургическому лечению, потому что даже при успешном проведении вмешательства болезнь возвращается всегда и очень быстро. Единственная опция, доступная этому больному – системное лекарственное химиотерапевтическое лечение, эффективность которого при раке печени, как правило, крайне низка.

Сценарий, полный драматизма. Однако тут он делает крутой поворот. Приезд Абдурахмана в Онкоцентр совпал с набором больных в группу экспериментальной терапии. Третья фаза клинического исследования противоопухолевой иммунотерапии в сочетании с антиангиогенным, противососудистым препаратом – он препятствует образованию сосудов в опухоли.

– Если стандартная химиотерапия при раке печени оказывает эффект где-то на одного из десяти больных, – поясняет Валерий Владимирович, – то по предварительным данным этого исследовательского режима, можно ожидать эффекта у одного из трёх. Что и получилось. Пациент Кадиев попал в группу тех счастливчиков, у которых случается хороший объективный противоопухолевый эффект. Причём, особенность этого эффекта в том, что там, где он случается, он как правило, очень долго держится и может нарастать вплоть до полного исчезновения опухоли. Мы не ожидали, но наш больной после двух лет эффективного лечения из неоперабельного стал операбельным.

– На фоне внутривенных введений комбинации препаратов по данным компьютерной томографии опухоль значительно сократилась, – говорит старший научный сотрудник хирургического отделения N7 опухолей гепатопанкреатобилиарной зоны, к.м.н. Николай Кудашкин. – Тромб остался на месте, но тоже уменьшился, «поджался», из печени ушли метастатические образования, которые были там, кроме основного узла. Это дало нам возможность оперировать.

27 мая 2021 года за эту сложную операцию взялся заведующий хирургическим отделением N7 опухолей гепатопанкреатобилиарной зоны, к.м.н. Данил Подлужный. Воротная вена в диаметре 1–1,5 см – единственная вена, которая несёт кровь от кишечника к печени. Задачей бригады хирургов было – удалить всю правую долю печени, поражённую опухолью, вместе с правой ветвью воротной вены, в которой находился опухолевый тромб. Любое неосторожное движение хирурга на воротной вене сопровождается огромным объёмом кровопотери. В течение 20-30 секунд пациент теряет литр крови.

Перед тем, как приступить к операции, хирурги подробно изучали состояние функционального резерва печени пациента. Хватит ли оставшейся доли печени для того, чтобы обеспечить потребности организма в последующем? Было проведено специальное исследование с препаратом индоцианин зеленый, которое показало, что общая интегративная функция печени у мужчины сохранена. Хирурги убедились, что объём удаления печени в размере 60% будет безопасным, без риска печёночной недостаточности для пациента в послеоперационном периоде.

– Основная сложность операции заключалась в том, что нужно деликатно выделить на достаточно большом протяжении правую воротную вену, локализовать верхушку тромба и сделать так, чтобы мы пережатием случайно не повредили сам тромб, чтобы он не мигрировал и остался на месте, – уточняет Николай Кудашкин. – Можно было прибегнуть к методике пережатия сосуда, который несёт кровь к печени. Но Данилу Викторовичу удалось всё сделать без пережатия. Во время операции левая часть печени получала получать кровь в полном объёме, поступление крови не прекращалось ни на минуту.

У Абдурахмана Кадиева осталось около 40% печени. Интересно, что в течение месяца печень «нарастит» свой первоначальный объём. Не за счёт новых клеток, а за счёт гипертрофии, увеличения в размере старых. При этом, печень будет работать, как здоровая, не хуже. Никаких ограничений для пациента – он сможет принимать любой объём лекарственного лечения, даже химиотерапию, если это потребуется.

– Исследование удалённого фрагмента печени подтвердило наше предположение о высокой эффективности нового подхода в лечении печёночно-клеточного рака, –заключает Валерий Бредер. – Более того, микроскопическое исследование остаточной опухоли не выявило в ней жизнеспособных опухолевых клеток. Проведенное лечение гепатоцеллюлярного рака комбинацией атезолизумаба и бевацизумаба привело к полной гибели опухоли печени. И появился шанс на выздоровление, особенно после успешной радикальной операции!

– В свои 63 года чувствую себя великолепно, анализы как у мальчишки, – говорит Абдурахман Кадиев. – В будущее смотрю с оптимизмом, полон сил, энергии, продолжаю работать помощником руководителя на предприятии. У меня ещё всё впереди – внуков воспитывать, дом свой в Избербаш, большой сад, огород, всем этим я сам занимаюсь. Планов полно лет на 20 минимум!

Так связано ли возникновение рака печени с вирусом гепатита В? Есть ли такой риск у людей с гепатитом С? И какие меры нужно предпринять, если уже есть диагноз «гепатит В или С»?

– Да, утверждает Валерий Бредер, – хронический вирусный гепатит В является прямым фактором риска развития рака печени. Даже без формирования цирроза печени, как у нашего пациента. Геном вируса гепатита В частично и непредсказуемо внедряется в геном печёночных клеток человека, стимулируя появление опухоли. Увы, у нас в стране хронический вирусный гепатит В по-прежнему, как правило, не лечат. Но единственное, что может уменьшить вероятность развития рака печени, это противовирусная терапия. Самое лучшее – своевременная вакцинация против гепатита В.

– Гепатит С тоже очень плохая история, – продолжает доктор Бредер. – Ласковый убийца. Ничего не чувствуешь, но хроническое воспаление в печени, связанное с вирусом, является безусловным фактором развития цирроза. А это – прямой фактор риска развития рака печени. Обязательно нужно лечить вирусный гепатит С, тем более, что нынешняя терапия позволяет его излечить. Одним словом – людям с гепатитами В и С – не дожидаться рака печени, выполнять назначения инфекционистов – лечиться!

– У нас в России хорошо, если один из десяти больных раком печени доходит до онколога в том состоянии, когда ему можно помочь, – констатирует Валерий Бредер. – Остальные приходят, когда уже поздно помогать, потому что функция печени нарушена уже настолько, что мы не можем пациенту предложить ничего из имеющихся у нас в арсенале эффективных методов лечения. Поскольку пациент просто этого не перенесёт. А более 50% больных диагноз «рак печени» устанавливается посмертно.

Как убедиться, что с печенью всё в порядке и там не начал развиваться опухолевый процесс? И как уберечь себя от этого грозного онкологического заболевания? Первый уровень доступных всем исследований: клинические, биохимические анализы крови, УЗИ-исследование. В 95% случаев этого будет достаточно. При подозрении на опухоль назначается КТ с обязательным мультифазным контрастированием, или МРТ брюшной полости с контрастом. Модная нынче ПЭТ-КТ для ранних раков, особенно раннего рака печени, неинформативна. А поможет избежать рака печени здоровый образ жизни. По мнению доктора Бредера, нужно исключить алкоголь, курение, пересмотреть режим питания, вести активный образ жизни. Казалось бы, прописные истины, но они работают. Мы много едим, мало двигаемся, употребляем токсичные вещества, дышим грязным воздухом, а за выведение токсинов отвечает наша печень. Нужно помнить, что её ресурсы не бесконечны.

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
+7 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
+7 (499) 323-56-22