Федеральное государственное бюджетное учреждение Министерства здравоохранения Российской Федерации
Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н.Н. Блохина
English English English English Russian
/ «Стратегия лечения может меняться стремительно»
Обновлено: 22.01.2024

«Стратегия лечения может меняться стремительно»

19 января 2024
«Стратегия лечения может меняться стремительно»
«Стратегия лечения может меняться стремительно»
«Стратегия лечения может меняться стремительно»
«Стратегия лечения может меняться стремительно»
«Стратегия лечения может меняться стремительно»
История Урала из Уфы – показательный случай работы мультидисциплинарной команды врачей Онкоцентра, где индивидуальная тактика ведения каждого больного и постоянное сотрудничество специалистов разных профилей играют решающую роль в эффективном лечении пациентов и принятии сложных решений в экстренных условиях.

Урал Арсланбаев обратился в Онкоцентр с уже установленным диагнозом – плеоморфной саркомой плеча. При такой редкой патологии, учитывая большой размер опухоли, стандарт – предоперационная химиотерапия, затем хирургическое лечение, а потом вновь лекарственное.

«Мне 37 лет, всю жизнь я прожил в родном городе Уфе, у меня великолепная жена, двое детей – дочь, и сын, которого я несколько месяцев назад отвел в первый класс!».

Осенью Урал заметил около локтя небольшую шишку и сначала, как часто бывает, не придал этому большого значения. Но когда шишка резко выросла до размера яблока, пошел в травмпункт – началась череда обследования. Врачи в регионе довольно быстро поставили Уралу редкий диагноз и сразу направили запрос в отдел общей онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. Каждую неделю в этом отделе проходят Центры компетенций, где врачи разных специальностей разбирают сложные клинические случаи со всей страны. Урала вызвали на госпитализацию.

«Плеоморфная саркома мягких тканей – чрезвычайно агрессивный тип опухоли, – комментирует Анастасия Тарарыкова, к.м.н., врач-онколог отделения опухолей костей, кожи и мягких тканей. – Времени «погулять» с такой опухолью вообще нет. Мы долго обсуждали с коллегами стратегию лечения и приняли решение – сначала проведем химиотерапию, опухоль уменьшится, и тогда хирурги смогут провести органосохраняющую операцию и спасти молодому мужчине руку. Кроме самого новообразования признаков болезни не было – никакого метастазирования. И пациент начал готовиться к госпитализации в наше отделение на курс предоперационной химиотерапии».

На сбор вещей и оставшихся документов для стационара у Урала было 10 дней. Приехав в Онкоцентр госпитализироваться, он сразу сказал врачам, что буквально пару дней назад под мышкой у него увеличились лимфоузлы, а повязка на руке протекает.

«Мы немедленно провели обследования – метастатический процесс подтвердился, – продолжает Анастасия Алексеевна, – опухоль вела себя очень агрессивно, буквально за несколько дней ситуация кардинально изменилась. Новообразование выросло, сочилось и кровило – проводить химиотерапию пациенту стало опасно».

«В первую очередь, конечно, напрашивался вопрос о проведении калечащей операции, – рассказывает Александр Сальков, врач-онколог отделения онкоортопедии, – опухоль была довольно объемная, а поражение плеча и бицепса уже стало массивным. Ампутация в таком случае – самый простой и быстрый вариант. Однако мы подробно изучили все снимки, взвесили все «за» и «против». Наш пациент – молодой и крепкий мужчина, нам было важно рассмотреть все варианты лечения, несмотря на риск распада опухоли. В итоге мы решились на органосохранную операцию. Такой вариант намного сложнее – подобные вмешательства требуют использования микрохирургической техники, отделение сосудисто-нервного пучка от опухоли и еще множество важных и сложных деталей. Мы обсудили этот вариант между собой, с пациентом и сошлись на том, что предпримем попытку сохранить руку».

«Лишь бы моя рука со мной осталась» – такая мысль у меня была, – делится Урал. – Я, конечно, сильно свою проблему не изучал, не хотел углубляться. Но знал, что все очень серьезно. Ренат Камраддинович перед операцией сказал честно, что заранее сказать – получится ли сохранить руку – нельзя – это станет ясно только во время операции. Но пообещал сделать все возможное. Я ему поверил, подписал согласие, и меня повезли в операционную».

Урал приехал в Онкоцентр на госпитализацию к 11-и утра, а уже во второй половине дня, после консилиума, состоялась экстренная операция, которая шла несколько часов. Оперировала бригада во главе с заведующим отдела общей онкологии – д.м.н. Ренатом Валиевым. Сначала хирурги под микрохирургическим увеличением удалили опухоль с сохранением сосудисто-нервного пучка, а вторым этапом выполнили подмышечную лимфаденэктомию. Операция прошла успешно – руку удалось сохранить. По результатам послеоперационного гистологического исследования – плеоморфная саркома G3, а в двух узлах подмышечной области были метастазы. Как только рана зажила, Урал начал проходить химиотерапию, которую он продолжает получать и сейчас.

«В нашем отделении работают и хирурги, и химиотерапевты, – говорит Анастасия Алексеевна, – все и всегда в курсе, в каком состоянии пациент, как он себя чувствует – мы всегда держим руку «на пульсе» и вместе контролируем процесс лечения каждого. Когда речь идет о саркомах – редких опухолях, стратегия может меняться быстро в зависимости от обстоятельств, поэтому и решения нужно принимать быстро – нет времени переводить пациента между отделениями. Лечение в очень короткие сроки может поменяться с хирургического на лекарственное и наоборот, а приступать к ним нужно сразу же. Со временем у нас появляется все больше сложных, порой запущенных случаев, когда совместная работа специалистов разных профилей просто необходима, чтобы оказать помощь эффективно, с хорошим функциональным и онкологическим результатом».

«Когда очнулся от наркоза, сразу пытался посмотреть, на месте ли рука, – с улыбкой говорит Урал. – Врачи успокоили меня – «Все на месте!». Понимаю, что работать рука будет уже по-другому, нужно будет ее восстанавливать, но это уже от меня зависит. Я крайне доволен работой врачей – они проделали действительно ювелирную работу. Хочу пожелать Ренату Камраддиновичу и его сотрудникам новых открытий и свершений, он человек сильный духом и команда у него соответствующая. Сейчас уповаю на химиотерапевтов – думаю, они точно знают, что делать. Бывает, нехорошо себя чувствую из-за лечения, но капризов себе не позволяю. У меня задача есть – детей на ноги поставить. Знаю, что шансы у меня есть, особенно – с моими врачами».
Фактический адрес:
115522, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единый контактный центр
+7 (499) 444-24-24
Все права защищены © 2024, ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Поиск по сайту