НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
English Russian
/ Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Обновлено: 21.01.2022

Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации

21 января 2022
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации
Спасением для пациентки с неоперабельной аденокарциномой поджелудочной железы стал метод необратимой электропорации

Пять лет назад жительница Ртищево Саратовской области Любовь Сенина вышла на пенсию. Но каждый раз, когда слышит стук колёс поезда, её сердце ёкает – много лет она работала проводником поездов дальнего следования. Работа тяжёлая и ответственная – с пассажирами, которые иногда ох, какие капризные.

Осенью 2020 года Любовь Владимировна перенесла ковидную инфекцию. Сначала было воспаление лёгких, потом прошло. Но чувство сильного жжения со спины, в том месте, где лёгкие, не исчезло. На КТ врачи разглядели какое-то образование – срочно в больницу на биопсию! – У вас рак поджелудочной, – сказал мне врач через 10 минут после биопсии, хотя результата надо было ждать ещё десять дней, – рассказывает Любовь Владимировна. – Какой ещё рак? Это не со мной! Держалась изо всех сил, потом уже в палате дала волю слезам. Год назад похоронила мужа, может быть этот рак у меня из-за стресса? Мне предложили направление в Нижний Новгород, Питер и Москву. Я выбрала центр Блохина.

– Жалобы на похудение – за последние 3 месяца пациентка потеряла 13 кг, а также на выраженные боли опоясывающего характера в верхних отделах живота, – рассказывает врач-онколог научно-консультативного отделения Эдуард Газарян. – Дообследовали, сделали МРТ, КТ брюшной полости, пересмотрели гистологический материал. Подтвердили диагноз саратовских онкологов – аденокарцинома тела поджелудочной железы 3-й стадии. Пациентка давно страдает панкреатитом – воспалением поджелудочной железы. Могло ли это заболевание спровоцировать рак поджелудочной? На этот вопрос у науки нет однозначного утвердительного ответа, потому что прямой связи нет, но длительное хроническое воспаление может спровоцировать развитие опухолевых процессов.

Консилиум признал опухоль неоперабельной из-за её крупных размеров и поражения верхней брыжеечной артерии и вены, а также воротной вены без возможности сосудистой реконструкции. Удалить их тоже не получится, ведь они питают жизненно-важные органы. Поэтому тактикой на этом этапе была выбрана химиотерапия, которая должна уменьшить размеры опухоли и предотвратить образование метастазов. 8 курсов химиотерапии дали результат, но всё-таки его было недостаточно для хирургического вмешательства.

Как же быть? Современное решение проблемы – метод необратимой электропорации. – Суть метода в локальном разрушении мягких тканей, в данной ситуации – опухоли, – поясняет старший научный сотрудник хирургического отделения N7 опухолей гепатопанкреатобиллиарной зоны, к.м.н. Александр Поляков. Манипуляция проходит в операционной под контролем УЗИ. Делается разрез, прямо на больной орган хирурги ставят ультразвуковой датчик, чтобы максимально точно понимать, где располагается опухоль, какие она вовлекает структуры. Под контролем УЗИ вводятся иглы, расстояние между электродами не более 2-х см. В ходе манипуляции для расширения поля воздействия хирурги их переставляют.

– Под действием коротких микросекундных электромагнитных импульсов высокой силы тока в мембране клетки образуются микропоры, – продолжает Александр Поляков. – Нарушается клеточный гомеостаз, т.е. те электролиты, которые должны находиться внутри клетки, выходят за её пределы и наоборот – поступают внутрь клетки те, что были вне её. За счёт этого происходит запрограммированная гибель клетки, а соединительная ткань остаётся. Идеально – сосуды и протоки остаются, раковые клетки гибнут. Для этой процедуры мы используем напряжение в 2000-3000 вольт на всю длину активной части электрода. Именно такое напряжение позволяет выполнить процедуру необратимо. Потом опухоль замещается фиброзной тканью, на её месте образуется рубец.

В тот момент, когда пациент находится на операционном столе, в клетке только запускается механизм разрушения. Эффект процедуры врачи увидят не раньше, чем через месяц. Затем каждые 3 месяца контроль – нет ли рецидива в той области, которая подверглась обработке, или других проявлений заболевания. Для этого используется МРТ с внутривенным контрастированием. Опухолевая ткань накапливает контраст, и в отличие от рубца, хорошо «светится».

Раньше на вооружении хирургов Онкоцентра были только термические методы деструкции – для разрушения неоперабельного органа они использовали низкие или высокие температуры. И здесь есть свои ощутимые минусы. Метод, где применяется тепло порядка 100 градусов, может повредить окружающие органы и ткани. К тому же, за счёт того, что кровь по сосудам двигается достаточно быстро, она охлаждает стенку опухоли и в этом месте возникает более высокий риск рецидива. Тот же самый риск рецидива происходит при использовании холодовых приборов. Во время криодеструкции под воздействием жидкого азота опухоль охлаждается и повреждается, но в области магистральных сосудов могут остаться жизнеспособные опухолевые клетки, потому что происходит нагревание опухоли циркулирующей кровью. Для адекватного вмешательства охлаждения недостаточно.

– В том-то и прелесть прибора необратимой электропорации, – акцентирует доктор Поляков, – мы можем проводить процедуру достаточно близко к протокам, артериям, венам. Достигаем эффекта и при этом неклеточные органы не страдают, т.е. сосуды и протоки остаются неповреждёнными. Кроме того, мы можем проводить воздействие вблизи кишечника и желудка, не повреждая органы, что невозможно при термических методах.

Любовь Владимировна, которая прошла процедуру необратимой электропорации в середине декабря 2021 года, сейчас чувствует себя отлично, это её первый приезд на контрольное обследование. Локальное воздействие позволило улучшить прогноз нашей пациентки, говорят врачи. Её консультируют химиотерапевты, лучевые терапевты. Если возникнет подозрение, что деструкция была неполной, подключат лучевую терапию для локального воздействия. И как правило, таким пациентам требуется адъювантная, или послеоперационная химиотерапия.

В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина начали применять метод необратимой электропорации в 2016-м году, наряду с ведущими онкологическими клиниками США и Европы. Среди двух десятков пациентов, прошедших эту процедуру у наших хирургов, есть те, кто преодолел 5-летний рубеж и находится в благополучной, длительной ремиссии. Сегодня Онкоцентр – единственное место в России, где в отношении больных аденокарциномой поджелудочной железы применяется этот прогрессивный метод.

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
+7 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
+7 (499) 323-56-22