НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
Федеральное государственное бюджетное учреждение Министерства здравоохранения Российской Федерации
Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н.Н. Блохина
English English English English Russian
/ Саркома в 86 лет – лечить поздно?
Обновлено: 09.01.2023

Саркома в 86 лет – лечить поздно?

30 декабря 2022
Саркома в 86 лет – лечить поздно?
Саркома в 86 лет – лечить поздно?
Саркома в 86 лет – лечить поздно?
«Возраст – не противопоказание. Кто-то говорит, что пожилому человеку уже нет смысла проводить операцию. Но мы не знаем, сколько человеку осталось жить, и уж точно не мы это решаем. Мы лечим людей любого возраста» – говорит Алексей Калинин, ведущий научный сотрудник абдоминального отделения Онкоцентра Блохина.

Антонине Алексеевне Ершовой – 86 лет. Несколько месяцев назад ей диагностировали редкое онкологическое заболевание – забрюшинную липосаркому, а две недели назад выполнили операцию.

Антонина Алексеевна лежит в палате, за ней ухаживает сын Владимир. Наша героиня – хрупкая женщина с твердым голосом, по которому сразу можно понять, сколько в ней силы. После непростой операции по удалению опухоли прошло около двух недель, полностью восстановиться Антонина еще не успела и уже переживает, что до сих пор не встала на ноги, ведь дома ее ждут дела. А еще Антонина Алексеевна полностью слепая, но это не мешает ей вести активный образ жизни. По словам сына, именно она держит дом в поселке Сонково в своих руках – ухаживает за животными, наводит порядок и готовит еду. Последние полгода Антонину Алексеевну мучали боли в животе и запоры – не могла сходить в туалет по несколько дней. Дискомфорт в животе много лет беспокоил нашу героиню, но последние полгода ощущения стали просто невыносимыми – и тогда Антонина Алексеевна с сыном поехали в Тверь, обследоваться. По результатам исследований женщине поставили диагноз «забрюшинная липосаркома» и дали направление в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

«К нам обратилась пациентка 86 лет с забрюшинной саркомой, размером около 30 см. Случай непростой, опухоль большая, тесно прилегающая к мочеточникам и почке, и, к тому же, пациентка в возрасте. Так что перед началом лечения мы провели мультидисциплинарный консилиум с участием хирургов, радио- и химио- терапевтов, морфологов и анестезиологов. И, конечно же, мы пригласили пациентку с сыном – все-таки вопросы лечения и принятие решения нужно обсуждать не только во врачебном кругу, но и с пациентом».

В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина лечат пациентов всех возрастов – от нескольких дней до, практически, 100 лет. Для каждого человека – младенца или пожилого, женщины или мужчины – врачи подбирают индивидуальное лечение, в основе которого всегда лежит работа мультидисциплинарной команды: хирургов, химиотерапевтов, рентгенологов, анестезиологов и врачей других специальностей.

«Я боюсь, что уже не встану» – тихо признается нам Антонина Алексеевна. Ей тяжело так долго лежать на одном месте – 2 недели в стационаре уже кажутся ей вечностью. По результатам консилиума врачи Онкоцентра приняли решение сначала провести курс лучевой терапии, а затем удалить опухоль хирургическим путем. О рисках предупредили сразу, но Антонина Алексеевна поняла, что операция – единственный выход.

«Хочу подчеркнуть, что возраст – не противопоказание, – продолжает доктор Калинин. – Кто-то говорит, что сильно пожилому человеку уже нет смысла проводить операцию. Но мы не знаем, сколько человеку осталось жить, и уж точно не мы это решаем. Мы лечим людей любого возраста. Конечно, мы учитываем сопутствующие патологии. Мы оперируем пациентов и 92, и 96 лет. Скажу так, в возрасте 86 лет пациент может быть в лучшем состоянии и вести намного более активный образ жизни, чем другой человек в 50. У всех разный организм, его «изношенность» и слабые места тоже разные. Для нас возраст не является ограничением для проведения хирургических вмешательств».

Как всегда говорит академик Михаил Иванович Давыдов: «Пожилые пациенты переносят любой объем операций, но не переживают осложнений».
Одни осложнения вызывают другие – получается «снежный ком». Поэтому работа хирургической бригады должна быть безукоризненной – операцию нужно провести максимально четко и тщательно. А роль мультидисциплинарного консилиума – архиважна! Все нюансы лечения и возможные сценарии развития событий важно обсудить между собой всем – и врачам, и пациентам.

«Я стараюсь больше быть на ногах, вечером всегда гуляю – рассказывает Антонина Алексеевна. – Несмотря на слепоту, продолжаю работать по дому. Я целыми днями занята – и еду варю, и посуду мою, и соленья делаю. Мне вот только бы встать на ноги. Как вернусь домой, хочу попить горяченького чайку».

Забрюшинная саркома обычно растет долго и практически никак себя не проявляет. Операция по ее удалению прошла успешно – хирургам удалось не только убрать крупную опухоль, избежав осложнений, но и сохранить почку, которую изначально планировали удалять – она слишком тесно прилегала к опухоли. Таким образом, врачи избежали возможной почечной недостаточности.

Теперь Антонине Алексеевне предстоит восстановление – в 86 лет оно небыстрое, нужны сила воли и желание. Но они у нее точно есть!
Фактический адрес:
115522, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единый контактный центр
+7 (499) 444-24-24