НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
+7 (499) 324-24-24 - c 8:30 до 17:15
English Russian
/ Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Обновлено: 02.09.2021

Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?

30 августа 2021
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной, отчего сегодня растёт количество нуждающихся в ней пациентов, о чем трансплантологи дискутируют и каких целей хотят достичь?
Свой доклад «Трансплантация костного мозга: история вопроса и перспективы» заведующая отделением трансплантации костного мозга НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, к.м.н. Галина Петрова представит в ходе работы сессии «Онкогематология» сентябрьского Международного форума «Инновационная онкология», приуроченного к 70-летию Онкоцентра. Сегодня мы говорим о некоторых его смысловых точках.


Галина Дмитриевна, в вашем докладе заявлена история трансплантации костного мозга. Какой период времени она охватывает?

Вся история трансплантации костного мозга укладывается в продолжительность жизни одного человека – временной интервал примерно в 70 лет. Мы поговорим о том, как она зарождалась и развивалась, проследим путь от тех дней, когда этот метод был признан бесперспективным, до того момента, когда он стал стандартом терапии целого ряда заболеваний, прежде всего, в онкогематологии.


Каковы были аргументы скептиков, почему трансплантацию костного мозга признавали бесперспективной?

На заре развития этого метода лечения – в 50-60-е годы прошлого столетия, когда трансплантация костного мозга только начала применяться в клинике, результаты были крайне неудовлетворительными, большинство пациентов не переживали эту процедуру. Основной причиной летальности служило неприживление трансплантата, развитие острой реакции «трансплантат против хозяина», инфекции и рецидив основного заболевания.


И всё-таки исследования продолжались? Иначе бы мы не увидели её сегодняшнего состояния.

Одни исследователи отказались от продолжения работы в этом направлении, в то время как для других первоначальные неудачи послужили стимулом к дальнейшим разработкам. Большинство иммунологических правил, используемых при трансплантации костного мозга сегодня, основано на экспериментальных данных конца 1960-х – начала 1970-х годов, полученных первооткрывателями в этой области. Дональд Томас, Райнер Шторб, Жорж Мате приложили колоссальные усилия по продолжению изучения этого метода.


Возвращаясь в сегодняшний день – какое место занимает Онкоцентр Блохина среди всех учреждений, где применяется трансплантация костного мозга?

Отделение трансплантации костного мозга Онкоцентра – одно из старейших в России. Оно было открыто в 1989 году, почти за 30-летний период было выполнено более полутора тысяч трансплантаций у больных с лимфомой Ходжкина, неходжкинскими лимфомами, множественной миеломой, острыми лейкозами, герминогенными опухолями. У нас мощная лабораторно-диагностическая база, квалифицированная трансплантационная команда, безупречно функционирующее отделение переливания крови, что даёт прекрасные предпосылки к устойчивому развитию и занятию передовых позиций по уровню трансплантационной активности в России. Тем более, что количество обращений коллег гематологов и онкологов увеличивается из года в год.


Чем оправдан этот рост? Почему увеличивается потребность в трансплантации костного мозга?

Растет осведомленность терапевтов, онкологов и гематологов о возможностях современных технологий и, следовательно, увеличивается число пациентов из регионов. Более того, расширяются показания к трансплантации костного мозга. Совершенствуются методы сопроводительной терапии, что делает этот лечебный подход более доступным для большего числа пациентов.


Какое оно – современное отделение трансплантации костного мозга?

Это команда квалифицированных специалистов, мощная лабораторно-диагностическая и гемотрансфузионная поддержка, возможность заготовки и криоконсервирования гемопоэтического материала для всех видов трансплантационных пособий и посттрансплантационного амбулаторного наблюдения. Замечу, что самый первый и самый старый в России банк криоконсервированных биоматериалов – у нас в Онкоцентре, он был основан в 1972 году. Там работает один из пионеров трансплантации костного мозга в России – создатель низкотемпературных банков глубокозамороженных экспериментальных биоматериалов и костного мозга, разработчик уникального запатентованного метода криоконсервирования стволовых клеток, Демури Мелитонович Мхеидзе.


Какие цели ставит перед собой сегодня ваше отделение?

Мы, как и трансплантологи всего мира, интенсивно работаем над апробацией и внедрением современных методов снижения токсичности самой процедуры, уменьшения частоты рецидивов после трансплантации, а также острой и хронической реакции «трансплантат против хозяина». Прошло не так много времени с тех пор, как трансплантология вошла в клиническую практику онкогематологии. Сегодня лечение пациентов с целым рядом заболеваний кроветворной и лимфоидной тканей невозможно представить без трансплантации костного мозга. Это живой, непрерывно совершенствующийся метод, в перспективе он будет все более нетривиальным и эффективным.


В каком направлении развивается современная трансплантология?

С совершенствованием технологии HLA-типирования и развития регистров доноров стволовых клеток, в том числе в России, увеличивается количество трансплантаций от неродственных доноров. Работа над улучшением профилактики реакции «трансплантат против хозяина» ведёт к росту количества трансплантаций от не полностью совместимых доноров. Растёт количество аллогенных трансплантаций при острых лейкозах, миелодиспластическом синдроме. С появлением новых вариантов терапии уменьшается количество аллогенных трансплантаций при лимфоме Ходжкина и неходжкинских лимфомах, остаётся стабильно невысоким уровень пересадок при хронических лейкозах, множественной миеломе.


По каким вопросам учёные-трансплантологи спорят, что является сегодня основными дискуссионными темами и почему?

Темой для обсуждений на протяжении многих лет остаются несколько взаимосвязанных вопросов. Трансплантологи активно дискутируют о снижении токсичности режимов кондиционирования, частоте развития рецидивов основного заболевания после трансплантации, а также острой и хронической реакции «трансплантат против хозяина» без ущерба для реализации эффекта «трансплантат против опухоли». В поиске баланса этих иммунологических процессов проводятся сегодня многочисленные исследования. C целью предотвращения развития тяжелой непосредственной и отсроченной токсичности ведется разработка немиелоаблативных режимов или режимов кондиционирования сниженной интенсивности. Попытка снижения частоты развития рецидива реализуется через изучение роли CAR-T или CAR-NK клеточной терапии в качестве bridge- терапии, эффективности включения радиоиммунопрепаратов в состав режима кондиционирования, поддерживающей терапии после трансплантации.


Какими методами учёные-трансплантологи предлагают бороться с такой важной проблемой, как неприживление трансплантата?

С целью профилактики хронической реакции «трансплантат против хозяина» изучаются различные варианты манипуляции с трансплантатом: in vitro или in vivo деплеция субпопуляций Т- и/или В – лимфоцитов, ингибирование сигнальных путей (ITK, JAK ½, ROCK-II, BTK, SYK). В области профилактики и лечения инфекционных осложнений также проводятся успешные разработки. Речь о применении Летермовира, Марибавира, а также адоптивной терапии ЦМВ- специфическими Т-лимфоцитами при развитии цитомегаловирусной инфекции. Для стимуляции эффекта «трансплантат против опухоли» разрабатываются вакцины, уничтожающие опухолевые клетки без развития реакции «трансплантат против хозяина». Изобилие подходов говорит лишь о том, что поиск оптимального решения до сих пор продолжается.


Ждем вас на онлайн-сессии по онкогематологии 9 сентября в 11:10 по московскому времени!

Зарегистрироваться для участия в Форуме «Инновационная онкология» inno-onco.ru

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
8 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
8 (499) 323-56-22