НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
+7 (499) 324-24-24 - c 8:30 до 17:15
English Russian
/ Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода
07.10.2020 / Элибекова Элен Игоревна

Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода

24 июля 2020
Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода
Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода
Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода
Павел Кононец: «Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь!» Хирурги Онкоцентра провели уникальную операцию двухэтапной реконструкции пищевода

 В Онкоцентре проведена уникальная операция. Сложная многоэтапная реконструкция пищевода, которую хирурги провели 63-летнему пациенту, не имеет аналогов в медицинской практике. С учётом всех отягощающих факторов виртуозная и изобретательная работа хирургов, скорее, похожа на сюжет фантастического романа.

 Полтора года назад красноярцу Александру Зиборову был поставлен диагноз «Рак правого лёгкого 3 стадии», из-за распространенности опухоли всё правое лёгкое врачи удалили. После операции, в культе, состоящей из хрящевой ткани, возник свищ. Такое бывает в 10-13% случаев – хрящ заживает хуже, чем обычная ткань. Из-за плохого кровоснабжения хрящ заживает вторичным натяжением, с местным воспалением. Через свищ в плевральную полость попадал вдыхаемый мужчиной воздух, стерильность полости нарушалась, возникло воспаление. Организм отреагировал повышением температуры, лихорадкой, болями, одышкой. Возникла эмпиема - скопление в полости гноя. Часто такое тяжёлое состояние заканчивается летально из-за гнойно-септических осложнений.

 Красноярские врачи установили дренаж – через трубку полость промыли, постепенно свищ стал закрываться. Казалось, внутренние резервы организма пациента справились с ситуацией и дело пошло на поправку. Однако, воспаление передалось на соседний орган, произошло так называемое гнойное расплавление стенки пищевода. Там тоже возник гигантский свищ, два отверстия соединились в одно размером 8 см. Из-за опасности попадания пищи в плевральную полость, больному установили трубку в желудок – гастростому. Через неё при помощи специального шприца ему вводилась жидкая еда и питательные смеси. Однако из-за размеров дефекта в пищеводе вся слюна и часть содержимого желудка всё равно попадала в плевральную полость, поддерживая воспаление. Вот в этот момент красноярские специалисты и вышли на телекоммуникационную связь с Онкоцентром Блохина. Ситуация не из простых: правого лёгкого нет, стоит толстый дренаж, по которому идет гной, питаться естественным путём больной не может. Как быть дальше? Было решено – дообследовать пациента в Блохина, чтобы определиться с дальнейшей тактикой. После его приезда в первую очередь убедились в главном – злокачественный процесс не прогрессирует.

– При помощи эндоскопа в пищеводе увидели гигантское отверстие, через которое вошли в плевральную полость – рассказывает руководитель торакального отделения, директор НИИ клинической онкологии Онкоцентра Павел Кононец.  – Открылась фантастическая картина, такого даже в книжках не увидишь! Обычно пациенты с такими осложнениями очень быстро умирают. При этом, на антибиотиках, он всё же относительно неплохо себя чувствовал. Опереться нам было не на что, таких случаев в медицинской литературе не описано. Мы подумали и разработали для него индивидуальный план поэтапного лечения.

 Стратегически важно было купировать воспаление и санировать полость, чтобы в неё со слюной не попадало инфицированное содержимое. Над дефектом, т.е. восьмисантиметровым отверстием, пищевод «отключили» и вывели его в области шеи, чтобы слюна отходила через стому. Одномоментно, при помощи  лапороскопической техники, заглушили пищевод выше желудка, чтобы исключить заброс содержимого желудка в плевральную полость. Это был первый этап, после которого на два месяца пациента отправили домой – питаться через гастростому и восстанавливаться.  

 Пациент вернулся заметно окрепшим. Обследование показало, что полость значительно уменьшилась, воспаление ушло. Так что хирурги могли приступить ко второму этапу – реконструкции пищевода.

– Планировали сформировать пищевод из сегмента толстой кишки пациента, – поясняет Павел Кононец, – потому что не были уверены, что с желудком всё в порядке. Бывает, что при установке гастростомы повреждают питающие сосуды и желудок использовать уже нельзя, либо очень рискованно. Подготовили пациенту кишку. Но уже во время операции увидели – наши красноярские коллеги очень деликатно сделали гастростому, все сосуды сохранены. Стому мы сняли, дырочку эту зашили, выкроили из желудка длинный узкий стебель и сформировали новый пищевод. Заднее средостение, где обычно располагается «новый пищевод» при таких операциях, использовать было невозможно из-за сильнейшего воспаления, которое перенёс пациент, поэтому мы решили провести его за грудиной, т.е. не за сердцем, а спереди. Сделали специальный туннель за грудиной перед сердцем. А лёгкое у него одно, за год оно стало больше почти в два раза. Образовалась так называемая лёгочная грыжа в противоположную сторону, которая закрывала всё переднее средостение. Мы его аккуратненько отслоили, сделав туннель. Удалили стому на шее, зашили отверстие, вернули верхнюю часть пищевода на место, провели через туннель наш новый пищевод и соединили его с остатком родного пищевода, который сохранился вверху. Вот так, если постараться сформулировать понятным, не медицинским языком.  

 Сейчас, через неделю после операции, пациент из Красноярска самостоятельно пьёт воду и принимает жидкую пищу. Предстоит долгий период реабилитации, нужно будет соблюдать диету, организм ещё должен привыкнуть к новым условиям. Качество анастамоза на 6 день проверено при помощи контрастного рентгенологического исследования. Осложнений не отмечено, функция соединения хорошая.

 В палате рядом с Александром Ивановичем его Тамара. Вместе – уже полвека.  Муж и жена Зиборовы – одноклассники. Когда-то, смеётся наш пациент, он дёргал её за косички, а теперь у них трое детей и шестеро внуков. – К нам тут относятся как к родным, – рассказывают супруги Зиборовы, – все, начиная от санитарок, заканчивая Павлом Вячеславовичем. Теперь у нас появилась надежда, что можно полноценно жить. Расскажи кому – не поверят, в Москве не пришлось потратить ни копейки, всё по ОМС. Большое спасибо всем-всем сотрудникам Онкоцентра, низкий поклон за их труд!

– Работа с осложнениями – это самое сложное в полостной онкохирургии, резюмирует Павел Кононец, – когда ты оперируешь на неизменённых тканях, это одна ситуация, а когда до тебя там уже побывали хирурги, ты уже получаешь «кота в мешке». Задача была – разобраться и понять, как сделать так, чтобы осложнения стихли и мы могли восстановить человеку питание и вернуть ему высокое качество жизни. Ведь из-за осложнений он мог так и остаться глубоким инвалидом, с этими стомами. Пока что всё складывается так, как запланировано. Думаю, наш сибиряк пойдёт на поправку.

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
8 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
8 (499) 323-56-22