НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
+7 (499) 324-24-24 - c 8:30 до 17:15
English Russian
/ Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
12.10.2020 / Горячева Наталья Владимировна

Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!

28 августа 2020
Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
Что делать, если опухоль есть, а диагноза нет? Ехать в Онкоцентр на Каширке!
Альберт Асатрян уже 15 лет живёт со своей семьёй – женой, детьми и внуками, в подмосковном Одинцово. Но российского гражданства у него нет. Кормилец семьи – три десятка лет стажа в автосервисе. В октябре 2019 года начались проблемы – никак не проходила боль при глотании, отдающая в ухо. На шее справа стала выступать шишка. Поехал обследоваться на родину в Армению, обошёл несколько клиник, но там ничего не смогли обнаружить. Следующим шагом были российские клиники. Единственным результатом были найденные метастазы в лимфоузлах шеи. Злокачественное новообразование без выявленного первичного очага. Ситуация плачевная. Когда врачам-онкологам непонятно, где находится очаг, они не могут подобрать точку, на которую направлена терапия. Пациент обречён и скоро погибнет.

В Онкоцентр Блохина Альберт Асатрян обратился в мае 2020 года. Как иностранец, обслуживается, конечно, платно. Зато здесь сразу нашли причину. – На МРТ мы увидели опухоль корня языка с метастазами в лимфоузлах шеи с двух сторон, – рассказывает научный сотрудник хирургического отделения опухолей головы и шеи НИИ клинической онкологии Онкоцентра Дмитрий Стельмах.  – Выполнили биопсию, верифицировали – плоскоклеточный рак корня языка 4 «А» стадии. Несмотря на тотальное поражение корня языка, больной операбельный. 

– Первым этапом операции было тотальное удаление языка с сохранением нижней челюсти, – поясняет доктор Стельмах.  – Мы решили её не травмировать, хотя для лучшего доступа во время операции нижнюю челюсть чаще всего рассекают. Сделали резекцию ротоглотки, удалили подъязычную кость и надгортанник. Выполнена двухсторонняя шейная диссекция с правой стороны – т.н. операция Крайля с учётом поражения метастазами внутренней ярёмной вены и грудинно-ключичной сосцевидной мышцы, слева фасциально-футлярное иссечение клетчатки шеи с удалением её 1-5 уровня.

Из-за удаления языка и мышц дна полости рта у пациента образовался обширный дефект. Поэтому финальной стадией операции была пластика. На передней стенке грудной клетки хирурги выкроили лоскут из большой грудной мышцы вместе с кожей – она будет выполнять функцию эпителиальной, слизистой выстилки. Таким образом дефект был закрыт. Кстати, бывает, кожа в таком случае перерождается в слизистую, но чаще остаётся кожным участком, необходимым для более благополучного заживления и реабилитации.  

После первого этапа – хирургического лечения, вторым этапом станет химиолучевая терапия. Гистологическое заключение тканей, удалённых во время операции, дало полную картину распространённости опухолевого процесса. После чего собрался консилиум, в котором, помимо специалистов отделения опухолей головы и шеи для определения тактики последующего лечения приняли участие радиолог и химиотерапевт. Решено – проведение одновременной химиолучевой терапии в течение шести-семи недель с введением препарата цисплатин. 
– Ротоглотка, локализация опасная, – резюмирует Дмитрий Стельмах, – опухоль ведёт себя крайне агрессивно. Но она поддаётся консервативному лечению. После проведения химиолучевой терапии у пациента есть все шансы на длительную ремиссию. 

Сейчас, когда после операции прошло немного времени и рана ещё не окончательно зажила, Альберт объясняется жестами или пишет на бумаге. Но уже вскоре придётся учиться коммуницировать при помощи гортани с сохранившимися голосовыми связками. Конечно, с артикулированием будут проблемы, оно будет не чётким. Но, задействуя губы и щёки, пациент всё-таки сможет вполне сносно изъясняться, уверяют врачи.

– Разговоры в моей работе не сильно нужны, – объясняет Альберт Асатрян, – я же автослесарь. Что язык отрезали, это не беда, голова соображает и руки есть, зарабатывать для семьи буду, как прежде. Ничего, потихоньку. Я настроен на лучшее, – улыбается глазами Альберт. Когда разговор уже закончен, он делает жест рукой – подождите. И что-то торопливо пишет в своём блокнотике. Смущаясь, показывает – крупными буквами с некоторыми орфографическими огрехами старательно выведено: «Спасибо врачам». 
загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
8 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
8 (499) 323-56-22