НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
+7 (499) 324-24-24 - c 8:30 до 17:15
English Russian
/ Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Обновлено: 12.05.2021

Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.

7 мая 2021
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
Алексей Калинин: "Районные онкологи расценивают ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении". Как в Блохина спасали пациентку с опухолевыми тромбами.
73-летняя Валентина Тимофеева из маленького городка Днепропетровской области Украины. Там, на Украине, она работала на большом военном заводе сборщиком микросхем, там остался большой дом, где когда-то они с мужем растили детей. Беда пришла, когда муж вернулся из командировки в Чернобыль. Водитель большегрузного транспорта, он был отправлен туда рыть котлован, в который закапывали заражённую радиоактивностью технику. Надо – значит надо, о мерах предосторожности мало кто задумывался. Здоровый, статный мужчина получил высокую степень облучения, вскоре семья его похоронила. Уже через годы, когда дочка вышла замуж в Москве, Валентина Георгиевна приехала смотреть за внуками, да так и осталась, десять лет живёт в столице.

В 2019-м на осмотре у гинеколога обнаружилась опухоль. Так начались её скитания по городским больницам. – Вспомнить страшно, что мы пережили за последние два года, – рассказывает дочь Виктория. – Мама перележала в нескольких больницах. Делались и переделывались анализы, собирались консилиумы, выдвигались самые разные версии. Маму прооперировали, удалили сальник, сказали – ничего опасного, всё хорошо. У нас на руках были её блоки и стёкла. Спрашиваю врачей: «Что с ними делать?». Они говорят: «Выбросьте их, они вам не нужны». А оказывается, они 25 лет должны храниться в онкодиспансере.
На контрольном УЗИ в сентябре 2020 года говорят – всё чисто, всё хорошо. А в октябре на осмотре снова: «У вас огромная опухоль, срочно к онкологам!» Снова собрались оперировать, но на ПЭТ КТ обнаружились тромбы, говорят: «С тромбами на операцию не возьмём. Единственный вариант – паллиативная помощь». Тут грянула пандемия, вся моя семья свалилась с ковидом, маму отправили на дачу, подальше от нас. А она там в обмороки падает, это из-за тромбов. И никто, никто не смог определить, что это, оказывается, опухолевые тромбы!

– Пациентка попала к нам в тяжёлом состоянии с выраженной одышкой и признаками сердечной недостаточности, – комментирует старший научный сотрудник отделения абдоминальной онкологии, к.м.н. Алексей Калинин. – Мы сделали все обследования и установили диагноз – внутривенный лейомиоматоз. Редкая морфологически опухоль, исходящая из гладкой мускулатуры матки и способная к разрастанию внутри вен. У пациентки Тимофеевой был опухолевый узел в малом тазу, опухолевые тромбы занимали всю нижнюю полую вену, а также всю правую половину сердца. Кроме этого ещё тромбы в лёгочном стволе и лёгочных артериях. У женщины было несколько эпизодов тромбоэмболии, когда опухолевый тромб перекрывал просвет лёгочных артерий, она теряла сознание.

У пациенток с таким заболеванием обычно возникают жалобы, связанные с лёгкими и с сердцем. Они обращаются к кардиологу, пульмонологу. Но те далеко не всегда понимают, какова природа этого заболевания, что это опухолевый тромб. Поэтому часто отказывают больному в лечении, назначают какие-то таблетированные препараты, разжижающие кровь, чтобы как-то поддержать состояние пациентки, и этим всё заканчивается.

– Беда таких пациенток в том, что если они от кардиологов и пульмонологов в конце концов и попадают в онкодиспансер, то районные онкологи расценивают эту ситуацию как неоперабельную и отказывают в лечении, – продолжает доктор Калинин. – Тромб в сердце озадачивает наших коллег. Но т.к. мы занимаемся такими больными давно, мы можем их вылечить. Эти пациентки живут после операции долго, их только нужно потом контролировать. Активно пропагандируем на медицинских конференциях, что мы берём их, иногда, где-то раз в год они к нам попадают.

На консилиуме, в котором приняли участие директор Онкоцентра, абдоминальный хирург, академик РАН Иван Стилиди и заведующий отделением хирургии аорты в Российском научном центре хирургии им. Петровского, кардиохирург член-корр. РАН Эдуард Чарчян, было решено оперировать. Работу двух бригад – онкологов и кардиохирургов сопровождали высококлассные специалисты-анестезиологи и реаниматологи. Первоначально планировали останавливать сердце, но в ходе операции Чарчян предложил оперировать на работающем сердце.

18 февраля 2021 года. Операция началась с удаления опухолевого узла в малом тазу. Это было непросто – опухоль врастала в толстую кишку, тонкую кишку, в мочеточник и сосуды. Ивану Стилиди удалось всё убрать. Далее он приступил к удалению опухолевого тромба из нижней полой вены – сложнейший этап, т.к. диаметр одного из центральных венозных сосудов достигает 5 см и он заполнен кровью, которую прокачивает работающее сердце. Кардиолог Чарчян удалил опухолевый тромб из правого желудочка и правого предсердия.
На этапе вскрытия лёгочного ствола и правой лёгочной артерии, забитых тромбами, с помощью аппарата искусственного кровообращения организм пациентки охладили до 25 градусов. Это было необходимо для того, чтобы минимизировать повреждение головного мозга и других структур. Снижение температуры уменьшает метаболизм в головном мозге, а значит меньше риск повреждения его клеток. За счёт замедления всех процессов в организме устойчивость к отсутствию кислорода всех клеток организма повышается. Нужно было сделать всё в максимально сжатые сроки, ведь пациентка находилась в условиях гипотермии и нарушения мозгового кровообращения. Чем дольше это состояние будет продолжаться, тем больше вероятность послеоперационных неврологических осложнений, так что счёт шёл на секунды.

10-часовая операция прошла с отличным результатом – хирургам удалось выполнить огромный объём вмешательства. Несмотря на сложность вмешательства и возраст пациентки, – не будем сбрасывать со счетов, что организм порядочно изношен, – операция прошла успешно и пациентка успешно преодолела послеоперационный период. Был велик риск ишемических явлений головного мозга, вплоть до инфаркта. Однако, всё обошлось. Реаниматологи бережно передали Валентину Георгиевну реабилитологам. Женщина, которая ещё недавно не могла жить без кислородной поддержки, выписывалась с живым, самым настоящим румянцем.

Сегодня, через два месяца после операции, Валентина Георгиевна каждый день самостоятельно гуляет, ходит в поликлинику, разводит на подоконнике цветочную рассаду для дачи, суетится на кухне и осваивает технику вязания при помощи видео-уроков. Уже связала несколько шарфиков и все распустила. Потому что каждый новый получается лучше прежнего. А наши хирурги ещё и ещё раз повторяют – в Онкоцентре Блохина очень ждут больных с внутривенным лейомиоматозом, хоть это и доброкачественная опухоль. Просто потому, что мы знаем, как им помочь. Достаточно обратиться в наш колл-центр +7 (499) 324-24-24.















загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
8 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
8 (499) 323-56-22