НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
+7 (499) 324-24-24 - c 8:30 до 17:15
English Russian
/ Александр Петровский: "Иногда наши ученики становятся нашими учителями"
Обновлено: 26.05.2021

Александр Петровский: "Иногда наши ученики становятся нашими учителями"

24 мая 2021

На Московском онкологическом форуме в Манеже мы представляли в том числе и новый проект – Onco-Academy. Те из вас, кто часто бывает на наших официальных страницах в социальных сетях или на сайте Онкоцентра, наверняка уже неоднократно слышали слово «онкоакадемия». Что за ним стоит? Рассказывает заместитель директора НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина по образовательной деятельности Александр Петровский

АЛЕКСАНДР ВАЛЕРЬЕВИЧ, КАК ЧАСТО В ОНКОХИРУРГИИ ПОЯВЛЯЕТСЯ ЧТО-ТО НОВОЕ?

Очень непросто ответить на этот вопрос. Все зависит от того, что считать новым. Если мы говорим об эндоскопической хирургии, которая появилась позже открытой, или о роботизированной, появившейся после эндоскопической, то это, конечно, значимые вехи, инновации такого рода появляются нечасто. Тем не менее, какие-то модификации уже известных операций, дополнительные технические приемы, которые позволяют улучшить результат лечения или упростить операцию – такие новшества появляются часто. Причем почти у каждого хирурга. Но, как правило, коллеги этим не делятся, потому что не думают об этом как о чем-то новом, что может пригодиться не только им, но и коллегам по цеху. Но именно эти «ноу-хау» и оказываются важны для развития мастерства. Все-таки, несмотря на большую стандартизацию, которая сейчас присутствует в медицине, и в хирургии, последняя продолжает оставаться оператор зависимым методом. Очень многое определяется тем, как конкретный хирург проводит операцию.

МОЖНО ЛИ СГРУППИРОВАТЬ ЭТИ НОУ-ХАУ В ТРЕНДЫ СОВРЕМЕННОЙ ОНКОХИРУРГИИ? КУДА СЕЙЧАС РАЗВИВАЕТСЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ОНКОХИРУРГИЯ?

Стратегическое направление развития онкохирургии определяется трендом на сохранение качества жизни наших пациентов. Мы стараемся думать не только о выживаемости, но и о том, как человек будет жить после лечения. Поэтому направление хирургии многих последних лет – органсохранные и функционально щадящие операции, позволяющие пациенту не только выздороветь, но и быть максимально реабилитированным и в физическом, и в социальном смысле.

ПРАВДА ЛИ, ЧТО МИР ХИРУРГИИ НАСТОЛЬКО КОНСЕРВАТИВЕН И КОНКУРЕНТЕН, ЧТО ХИРУРГИ, ИНИЦИИРУЮЩИЕ ЭТИ НОУ-ХАУ, КАК ПРАВИЛО, ИМИ НЕ ДЕЛЯТСЯ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ ПРЕИМУЩЕСТВО?

Я работаю в национальном центре и могу сказать, что все ровно наоборот. Мы как раз максимально стараемся всё интересное – и технические приемы, и технологии – разработать, найти, изучить и, если они показывают свою эффективность, внедрить в широкую практику. Если какой-то технический прием или технология работают, несомненно, это должно быть доступно всем. Это то, чем мы обязательно должны делиться.

КАК ЧАСТО НУЖНО ОБНОВЛЯТЬ СВОИ ЗНАНИЯ В ОНКОХИРУРГИИ? ПОСЕЩАТЬ МАСТЕР-КЛАССЫ, НА КОТОРЫХ ХИРУРГИ ДЕЛЯТСЯ ЗНАНИЯМИ?

Важно понимать, что в онкологии хирург – не ремесленник, выполняющий какую-то механическую задачу. Это специалист, занимающийся лечением человека с онкологическим заболеванием. Тут надо быть очень хорошо образованным с точки зрения всей онкологии. То есть представлять себе не только возможности хирургического метода, но и лекарственного лечения, лучевой терапии, других методов, чтобы предложить пациенту оптимальный, индивидуально подходящий ему вариант лечения. Поэтому здесь образование бесконечно. Мне в этом плане очень нравятся изменения, которые сейчас происходят в системе медицинского образования – это не когда человек один раз в 5 лет приезжает на какие-то курсы, за которые он должен узнать все, что за эти 5 лет изменилось в его профессии, а система непрерывного медицинского образования.

Что касается непосредственно технических навыков, то все зависит от конкретного вмешательства. Можно виртуозно владеть резекцией желудка и всю жизнь выполнять только ее. Но при этом надо понимать, что иногда изменяются подходы к лечению всего рака желудка. И вот именно это очень важно освоить. Если мы говорим о том, как часто хирургу надо смотреть, как оперирует другой хирург, то мне кажется, это такая же потребность, как и знание онкологии. Нередко это не вопрос нового типа операции или какой-нибудь значимой технологии, а вопрос технических приемов и навыков, которыми один хирург может поделиться с другим. Это даже не обязательно обучение или процесс настоящего менторства, это может быть просто обмен опытом. Один хирург всегда может поделиться с другим чем-то интересным.

КАКОЕ МЕСТО ОНКОАКАДЕМИЯ ЗАНИМАЕТ В СИСТЕМЕ НЕПРЕРЫВНОГО МЕДИЦИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ?

Онкоцентр Блохина многие специалисты-онкологи считают для себя если и не альма-матер, то Школой, которую им посчастливилось пройти. И руководители, и активные участники современного онкохирургического мира – в большинстве своем, выходцы из Онкоцентра. Поэтому, конечно, роль НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина в образовании онкологов просто огромна, ее невозможно переоценить.

Исторически у нас существует и ординатура, и аспирантура. Причем не только по онкологии, но и по смежным областям: это и лучевая диагностика и лучевая терапия, и анестезиология, и эндоскопия и т.д. Мы проводим большое количество конференций и мастер-классов, которые проходят и в стенах Онкологического центра, и на базе других медицинских организаций. Причем и в оффлайн формате, к которому все привыкли, и в онлайн, к которому многие привыкли во время пандемии. Мы проводим курсы интенсивного обучения для хирургов, которые длятся в течение 2-х дней, когда участники имеют рядом с собой ментора, который им все показывает. Во время этих двух дней участники слушают ведущих экспертов, которые участвуют в хирургическом лечении пациентов определенных нозологий. У нас проходят и более расширенные мастер-классы по различным направлениям, например, по эндоскопии, по биопсии сторожевых лимфатических узлов и так далее. В общем, любой человек, для которого онкология – специальность, которой он хочет посвятить всю жизнь, всегда найдет что-то новое для себя в Онкологическом центре имени Блохина.

НАЗОВИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ТРИ УНИКАЛЬНЫХ ОТЛИЧИЯ ОНКОАКАДЕМИИ ОТ ДРУГИХ ПОДОБНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
Во-первых – уровень экспертов. Онкоцентр Блохина является признанным лидером онкологии в нашей стране. И еще важно, что наши эксперты работают не в отрыве друг от друга. Это большое экспертное сообщество, где взаимодействуют профессионалы разных специальностей. У нас постоянно проходят мультидисциплинарные обсуждения пациентов, которые мы называем Центрами компетенций, где собираются лучшие специалисты в стране по каждому направлению. Найти такую концентрацию знаний и умений очень трудно. Во-вторых, в Онкоцентре можно получить весь спектр возможностей для обучения: от однодневных мастер-классов до трехлетней аспирантуры. В-третьих, приехав в Онкоцентр даже на один день, обучающийся находит себе куратора на всю жизнь. Это всегда те коллеги и товарищи по делу, к которым можно обратиться и всегда получить полноценную квалифицированную помощь.

ЕCЛИ ГОВОРИТЬ ПРО ДВУХДНЕВНЫЕ МАСТЕР-КЛАССЫ, ЧТО ПОЛУЧАЮТ СЛУШАТЕЛИ ЭТОГО ФОРМАТА ОНКОАКАДЕМИИ?

Каждый обучающийся получает именно то, за чем он сюда шел. У того, кто хочет освоить одну узкую методику, есть такая возможность, как и у того, кто стремился прослушать курс лекций по всем аспектам проблемы или получить совет в лечении больного. Также мы можем быть полезны тем, кто собирается послушать все образовательные лекции, пройти ординатуру и аспирантуру, а после прийти к нам работать.

КАКИЕ КАРЬЕРНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЭТО ОТКРЫВАЕТ?

Если мы посмотрим на руководителей онкологических служб по всей стране, то окажется, что большинство из них тем или иным способом прошли школу Онкоцентра Блохина – это самая большая реклама нашей образовательной деятельности.

КТО, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, ОСНОВНОЙ КОНКУРЕНТ ОНКОАКАДЕМИИ НА РЫНКЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ В ОНКОЛОГИИ?

Сейчас рождается много интересных проектов. Есть Высшая школа онкологии, Школа хирургии имени Павленко… И это очень хорошо, что появляются такие точки роста не только в Онкологическом центре на Каширке, но и на других площадках. Нам очень интересно наблюдать за тем, как развиваются другие центры, и мы надеемся, что когда-нибудь они смогут приблизиться к уровню образования в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

ОЧЕНЬ ЧАСТО КЛАССИЧЕСКУЮ ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ ШКОЛУ ОБВИНЯЮТ В ТОМ, ЧТО ОНА СЛИШКОМ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ, МОЛОДЫХ ХИРУРГОВ ДОЛГО НЕ ДОПУСКАЮТ ДО САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ, ОНИ СЛИШКОМ ДОЛГО ХОДЯТ В ПОМОЩНИКАХ, ЧТО ЛИШАЕТ ИХ ВОЗМОЖНОСТИ БЫСТРОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РОСТА

Лично я свою первую самостоятельную операцию сделал через год после прихода в Онкоцентр. Сейчас, будучи заместителем директора по образованию, могу сказать, что скорость допуска учащегося к пациенту зависит от многих факторов. От того, как сложилась практика в учреждении, от личности конкретного наставника, а также самого обучаемого. Некоторым ребятам-ординаторам что-то можно доверить раньше. У других получается хуже, и ты доверяешь им те или иные вмешательства позже, и это нормально. Мы ведь занимаемся не только обучением, но и лечим вполне конкретных людей – наших пациентов, каждый из которых имеет право на самую лучшую, высококвалифицированную помощь. Пациент не может быть «тренажером» для молодого специалиста. Поэтому все должно развиваться гармонично, и для наиболее талантливых ребят движение в профессии происходит быстрее. В хирургии, особенно, в онкохирургии, нет и не может быть конвейера по производству специалистов, качественное обучение требует времени. Поэтому если мне скажут, что можно за 2 года подготовить онколога уровня Ивана Стилиди или Павла Кононца, то я очень удивлюсь этим словам и позволю себе в них усомниться.

КТО ВЫСТУПАЕТ В РОЛИ НАСТАВНИКОВ ДЛЯ МОЛОДЫХ ОРДИНАТОРОВ В ОНКОЦЕНТРЕ НА КАШИРКЕ?

Все ведущие специалисты нашего центра. Если мы говорим о хирургии – это Иван Сократович Стилиди, Павел Вячеславович Кононец, Заман Заурович Мамедли, Владимир Анатольевич Соболевский, Всеволод Борисович Матвеев – лучшие хирурги страны по своему направлению. Но мы же учим не только хирургов, но и химио- и лучевых терапевтов, здесь школа Онкологического центра тоже находится на самой высоте.

МОЖНО ЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО НАШИ УЧЕНИКИ ПОВСЮДУ?
Разумеется. Иногда наши ученики даже становятся нашими учителями. И это – лучший показатель качества обучения в Онкоцентра имени Блохина.

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
8 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
8 (499) 323-56-22