Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Размер шрифта AAA

Сюзанна Манукян, 38 лет

Сюзанна Манукян, 38 лет 15.04.2019 Я впервые поняла, что ретинобластома — это серьезное заболевание только когда заболел мой сын Роберт, несмотря на то, что в детстве у меня было то же самое заболевание, из-за чего мне удалили один глаз. В 1983 году моя семья жила в Ереване, мне было два года, и бабушка заметила, что в глазу что-то светится. Мы были в больнице, но там ничего не обнаружили до того момента, пока через полгода весь глаз не начал светиться полностью. Тогда мы поехали на лечение в Грузию, оттуда — в РОНЦ Блохина. Там мне сразу поставили диагноз и выяснили, что опухоль идет к зрительному нерву. Речь шла уже о спасении жизни, сохранить глаз было невозможно. После этого я прошла курс химиотерапии, лучевой терапии. На тот момент мне исполнилось 3 года.

После этого я каждые 3 месяца ездила в онкоцентр Блохина на обследование, затем уже через год. Сейчас я не наблюдаюсь даже у офтальмолога и совсем забыла, что у меня только один глаз, хотя в какой-то период своей жизни я говорила, что все инвалиды должны умереть, ведь они страдают. Я мучила маму словами: «Зачем ты меня оставила? Я не хочу жить». Она меня успокаивала, говорила, что не надо все воспринимать в черно-белом цвете. Сейчас я понимаю, что она хотела только лучшего. Сама стараюсь поддерживать своего ребенка, дарить ему свою любовь. Я всегда говорю, что любовь — самое важное. Рак можно вылечить только любовью, ведь это же наша клетка, наш организм. С ним не нужно бороться. Во Вселенной существует баланс тела, мозга и души, и он не должен нарушаться. Как только он нарушается, появляются болезни. Не будет баланса — не будет и излечения.

В семье я стала первой, у кого был рак, а сыну заболевание передалось по наследству. Обнаружила свечение моя мама, уже знакомая с этим симптомом.
Тогда мы из Егорьевска, где жили, поехали в Москву, снова в онкоцентр Блохина. В мае 2017 года была проведена операция. К счастью, обошлось без удаления, а в лечении был применен инновационный внутриартериальный метод подачи лекарств к опухоли. Также нам провели брахитерапию и лазерную терапию, после чего опухоль сократилась на 70%. После операции мы наблюдаемся каждые два месяца, потому что именно в этом возрасте до пяти лет могут возникнуть новые очаги. Я замечаю, что ребенок играет и видит, но пока не понятно, одним глазом или двумя, сказать он еще не может.

Радостно осознавать, что есть профессионалы, заинтересованные люди, которые направляют свою энергию на лечение заболевания. Прекрасные врачи НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ им. Н.Н. Блохина настолько любят свою работу и хотят спасти детей от слепоты, что вкладывают весь свой ресурс, свою энергию на изучение заболевания и поиск эффективных и безопасных способов лечения, и это им удаётся. Хорошо, что не нужно никуда лететь, что медицина развивается и у нас. Бывает, страшно сказать, что у ребенка рак, потому что многие до сих пор воспринимают это только как смертельное заболевание. Однако благодаря современной методике, по которой лечили Роберта, у него даже не выпали волосы, потому что препарат поступил точно в опухоль, не задевая здоровые клетки.

Выражаю свою самую искреннюю благодарность всем врачам, которые искренне любят свою работу и людей! Отдельное спасибо нашему генетику Козловой В. М. и Яровому А. А. (МНТК) за применение авторских методик в лечении ретинобластомы. Огромное спасибо за изучение данной проблемы на самом высоком уровне Ушаковой Татьяне Леонидовне и всей команде, которая своими знаниями, инновационными технологиями (СИАХТ) и опытом спасли глаза моего сына.


Возврат к списку