Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Размер шрифта AAA

Психологическая помощь детям и родителям

Страх, беспомощность, отчаяние, паника – все это испытывают родители, когда узнают онкологический диагноз ребенка. Недаром психологи отмечают, что статус семьи в этот момент сразу же меняется, можно сказать, что болеет вся семья. Как помочь взрослым справиться с болезнью любимого ребенка, нужно ли сообщать детям об их заболевании, что делать, если подросток отказывается лечиться, рассказала педагог-психолог НИИ ДОиГ ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России Елена Сухановская. 

Работа с родителями

«Родители, узнав о диагнозе ребенка, испытывают очень сильный стресс, ужас, беспомощность перед случившимся, мучаются вопросами: за что, почему именно мы? Как правило, это происходит во врачебных кабинетах по месту жительства. К нам родители приходят в состоянии шока, напряжения, отрицания, гнева, депрессии, но уже с пониманием, что ребенок заболел, хотя и продолжают надеяться, что это не онкология, – отмечает Елена Сухановская. – Консультация психолога помогает немного успокоиться, услышать, что онкология не всегда фатальна, что к нам в центр люди приезжают не умирать, а лечиться, и большое число детей – до 70–75% – вылечиваются. Хорошая, грамотная беседа дает возможность родителю немного вздохнуть и оглядеться.  Важно отметить, что депрессивное состояние, которое наблюдается у всей семьи, это не патология, а нормальная реакция на тяжелую экстремальную кризисную ситуацию».

Главный в процессе лечения – это, конечно, врач. Психолог же, сопровождая больных во время нахождения в институте, помогает семье быстрее адаптироваться к болезни и лечению, грамотно справляться с трудными ситуациями в клинике и дома. «В онкоцентре в 2004 году был создан медико-социальный кабинет. Мы взаимодействуем со всей семьей – с детьми, родителями, родственниками. Начав работать с ребенком, психолог ведет семью в течение всего времени, пока он лечится и наблюдается в институте. У многих родителей есть координаты психологов, если понадобится, они могут позвонить им или написать на электронную почту даже после выписки».  

psyh2.jpg

Родители, приезжая на лечение с ребенком в онкоцентр, пребывают в шоковом, экстремальном состоянии, держатся из последних сил. В такой ситуации редко кто ищет встречи с психологом, поэтому к специалисту маму направляет врач либо психолог приходит сам и предлагает свою помощь. «Это важно, ведь признание диагноза приходит не сразу: сначала идет его отрицание, присутствует иллюзия, что все «рассосется». Родитель испытывает смешанное чувство: ему нужно обо всем рассказать ребенку, а он не может это сделать, говорит: я все понимаю, но душой принять никак не могу. Это один из важных моментов работы психолога с родителями. Такое сложное состояние длится первое время, потом приходит окончательное осознание: да, мы больны, но надо двигаться дальше. После принятия факта болезни становится легче, взрослый начинает понимать, что надеяться на чудо не стоит, надо лечиться, ухаживать за ребенком и помогать ему верить в выздоровление». 

Нужно ли рассказывать ребенку о диагнозе? 

Елена Сухановская вспоминает, что, когда пришла в НМИЦ в начале 90-х сначала волонтером, а потом штатным психологом, от детей было принято скрывать диагноз, и это приводило к большим проблемам: «Дети, поступая в отделение, быстро все понимали, начинали скрывать это от родителей, родители скрывали от детей, дети были переполнены страхом, часто долго сопротивлялись проведению процедур, самому лечению, спрашивали, почему я должен переносить такие тяжелые процедуры, химиотерапию, если я просто «немного заболел»? А страх снижается, когда можно с кем-то откровенно об этом поговорить, поделиться чувствами, узнать правду. Детям, конечно, нужно рассказывать о болезни, но в соответствии с их возрастом и восприятием жизни. Кто-то сразу говорит, кто-то рассказывает постепенно, по частям, очень аккуратно. Родители и дети начинают переживать ситуацию вместе, доверяя, помогая и поддерживая друг друга».

Говорить с ребенком о болезни легче, когда родители сами уже приняли этот факт. Нужно выбрать время, сесть и поговорить о диагнозе, предстоящем лечении, о том, что он обязательно вылечится. И рассказывать это должен самый близкий человек.

С маленькими детьми проще, им говорят: да, ты заболел, тебе больно, процедуры тяжелые, но они нужны, для того чтобы поправиться. Здесь основная работа идет со страхом, с нежеланием делать болезненные и страшные процедуры, с потерей волос. Чем старше ребенок, тем больше он понимает, и ему нужно честно объяснять, насколько это все серьезно.

Окончательное осознание тяжести заболевания приходит к детям, когда они находятся в отделении. В то же время там намного легче и быстрее принимается сам факт заболевания, ребенок видит, что здесь все такие, все борются. Маленькому пациенту на привыкание Елена Сухановская дает примерно неделю, подростку – около месяца, а маме, на то чтобы прийти в себя, требуется до двух недель. Если малышу стало лучше, он идет в игровую комнату, чувствует себя спокойно, раз мама рядом и уже не больно. Капризы – это в основном побочный эффект химио-, лучевой и гормональной терапии. Психологи много работают с этой проблемой.

Подросткам труднее всего

Тяжелее всего приходится подросткам – детям 13 лет и старше, это особый возраст.  Ребенок чем-то увлекается, занимается спортом, ходит в кружки, у него своя жизнь, друзья, и вдруг все это перечеркивает страшный диагноз. «Все лезут в Интернет, читают страшилки, а потом начинают мучиться страхами – реальными и фантомными, не могут принять тот факт, что жизнь круто меняется. Депрессивное состояние подростка связано с тем, что у него, как правило, еще нет опыта переживания тяжелых жизненных ситуаций. Он не может сразу справиться с нарушением привычного образа жизни, с осознанием приближения к краю жизни. Кто-то надевает маску «все нормально, я не болею, отстаньте от меня», скрывая свой страх, но это не лучший вариант. Кто-то сразу начинает отчаянно бороться, выполнять все назначения, учиться – и это самое правильное поведение. Третья ситуация – ребенок становится пассивным, замкнутым, ему что-то говоришь, а он смотрит на тебя, отвечает: да-да, все понятно, но ты видишь, что он в депрессии».

Часто подростки замыкаются и вообще не хотят говорить о своих переживаниях с родителями, друзьями, психологом, не желая делиться страхами и тревогой. В этот период специалист советует родителям оставить ребенка в покое, внимательно к нему относиться, не корить и не винить, ласково разговаривать, при этом не сюсюкать и следить за тем, чтобы он выполнял все процедуры, продолжал учиться в школе и по возможности участвовал в развлечениях. Основная задача мамы – чтобы ребенок лечился, несмотря на свое сложное душевное состояние.

Примерно через месяц депрессия отступает: подросток видит, что рядом находятся другие дети, начинает с ними общаться, заводит друзей и постепенно входит в новую жизнь, привыкает. Страх смерти у него остается, но ему становится «скучно» быть в депрессии, жизнь берет свое. 

«Очень важно то, что у нас в институте дети учатся в школе, учеба не дает оторваться им от сверстников, друзей, от обычной жизни. Кроме того, в отделениях проводится много различных мастер-классов, игровых занятий, праздников, работают игровые комнаты. Все это дает возможность родителям и детям заполнять свободное время общением и интересными делами, отвлекает от страхов и тяжелых мыслей. Поэтому многие дети, особенно маленькие, стремятся вернуться к себе в отделение, говоря, что там им очень интересно и весело, что их ждут друзья».

Рекомендации родителям

Психологи, работая с семьей, стараются давать рекомендации, привязанные к конкретным людям и к их ситуации. Помогают правильно реагировать на побочные эффекты химио- и лучевой терапии, рассказывают, как подготовить ребенка к операции, учат, как   справляться с собственными страхами, сложной семейной ситуацией, проблемами здоровых братьев и сестер, тревогами бабушек и дедушек.

«Если взять абстрактную семью, то ребенку мы советуем лечиться, маме – помогать ему, а папе – всячески поддерживать семью и зарабатывать деньги. Помните, что рак – это не приговор, он излечим.

Рассказывайте честно все своим детям, но с учетом возраста и характера, готовьте их заранее к сложным процедурам, операциям.

Заботьтесь о себе, о своем физическом и душевном здоровье, ваши жизненные силы нужны вашим детям. Никто лучше вас им не поможет и не поддержит.

Не бойтесь обращаться к психологам в трудные минуты.

Не забывайте, что дети живут «вперед» и каждый день им нужно жить и радоваться жизни!