«Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Размер шрифта AAA

«Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.

23.10.2019 В вашем случае – только операция и колостома. Этот категоричный ответ россиянин Андрей Пономарёв услышал от норвежских онкологов. Перспектива жить в «дырочкой в правом боку», меняя контейнеры для каловых масс, в его планы на жизнь совсем не вписывалась.

В Норвегию мурманчанин Андрей Пономарёв попал ещё в начале 90-х. Инженер по автоматике был нужен там для обслуживания российских судов Мурманского морского пароходства. Страна скалистых берегов и голубых фьордов стала домом. С женой Ольгой они уже давно заговорили на показавшимся поначалу таким трудным, норвежском языке.

Летом 2019 года Андрей почувствовал дискомфорт и пошёл сдавать анализы. Оказалось – рак нижнеампулярного отдела прямой кишки, аденокарцинома. Лимфатические узлы чистые, без метастазов, местнораспостранённый процесс, т.е. злокачественное новообразование не врастает в соседние органы – простату или мочевой пузырь. Однако норвежские специалисты настаивали на удалении прямой кишки, операцию назначили на 9 сентября. И тут друг семьи из России прислала в мессенджере ссылку на статью одного медпортала, где рассказывалось о том, что в онкоцентре имени Блохина пациентов с раком прямой кишки спасают от колостомы. Но кто ответит на вопрос – применяется ли методика активной выжидательной тактики, как она была названа в статье, в случае с Андреем? Долго гадать не стали и купили билеты на ближайший самолёт рейсом Тромсё – Москва.

На Каширке быстро сделали все анализы и обследования. – Мы просто потрясены, у нас в Норвегии какой-нибудь анализ на ВИЧ ждёшь не меньше двух недель, – рассказывает Андрей. – Все анализы получил уже на следующий день. Правда, сначала пришлось заняться оформлением медицинского полиса и СНИЛСа. Тоже сделали за день, – не перестают удивляться супруги Пономарёвы.

– Наш случай, – сказал, глянув на результаты обследований заведующий колопроктологического отделения Заман Мамедли. – Стопроцентную гарантию даст только господь бог. Но есть хороший шанс, что активная выжидательная тактика сработает.  

– Пациенту назначена химиотерапия, – поясняет лечащий врач, онколог проктологического отделения Софья Кочкина, – после одного курса он отправится домой, через три недели снова прилетит на следующий курс. Тогда уже посмотрим, что называется, пальцами. В зависимости от ответа организма на химиотерапию будем выбирать персонализированную тактику лечения.

– У нас в Норвегии среди онкологов-проктологов никто не слышал о методе активной выжидательной тактики, – говорит Андрей Пономарёв. – Я и подумать не мог, что из Европы приеду лечиться в Россию. А оказалось, российские врачи участвуют в таком масштабном международном научном исследовании. Теперь у меня есть надежда.

«Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.  «Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.  «Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.  «Теперь у меня есть надежда». Пациент с раком прямой кишки приехал из Норвегии, чтобы лечиться у специалистов нашего онкоцентра.

Возврат к списку