Наследственный рак: диагностика лечение и профилактика
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Размер шрифта AAA

Наследственный рак: диагностика лечение и профилактика

Наука и практика

Наследственный рак: диагностика лечение и профилактика

Весомый вклад ученых и врачей – онкогенетиков
в борьбу с онкозаболеваниями
Более двадцати лет назад в Российском онкологическом научном центре им. Н.Н.Блохина РАМН была создана первая в нашей стране лаборатория клинической онкогенетики. О проблемах, которые в рамках этого подразделения решаются сегодня и о перспективах на будущее мы попросили рассказать руководителя лаборатории доктора медицинских наук Людмилу Николаевну ЛЮБЧЕНКО.

- Родоначальниками онкогенетики являются ученые США и Великобритании, где еще в 70-х годах прошлого века именно в этом направлении медицины начали проводить научные исследования с использованием молекулярных методик. Было установлено, что  практически все заболевания в определенном проценте случаев являются генетически-детерминированными, а наследственные формы рака встречаются и среди онкологических больных. Причиной злокачественных новообразований являются генетически и эпигенетические факторы – соматические и герминальные мутации, изменения уровня экпрессии и метилирования генов, вовлеченных в канцерогенез того или иного вида рака.

В РОНЦ им. Н.Н. Блохина в конце 80-х годов была создана научная группа, затем преобразованная в лабораторию, занимающаяся решением проблем наследственных форм рака и синдромальной патологии. Затем были созданы консультативные кабинеты лаборатории клинической онкогенетики сразу в двух подразделениях РОНЦ им. Н.Н. Блохина. На базе Институте детской онкологии врачи-генетики лаборатории занимаются вопросами детских эмбриональных опухолей и наследственных онкологических синдромов.
Сотрудники лаборатории клинической онкогенетики, консультирующие на базе взрослой поликлиники РОНЦ им. Н.Н. Блохина, ведут прием пациентов и их родственников по всем вопросам, касающимся наследственных форм рака: определение риска развития злокачественного новообразования, первично-множественных опухолей, выполнение ДНК-диагностического тестирования, прогноз здоровья потомства, решение вопросов планировании семьи и деторождения.

- Как осуществляется эта работа?
- Сотрудники лаборатории клинической онкогенетики, как я уже говорила, ведут прием пациентов как взрослого так и детского возрастов. Ими устанавливается, что в определенных семьях происходит «накопление» определенных форм злокачественных новообразований или их сочетания. Задача врача-генетика – поставить правильный генетический диагноз и подтвердить его на молекулярном уровне. Это может быть и наследственная ретинобластома – самая частая, эмбриональная опухоль у детей. Данное заболевание развивается при наличии молекулярного дефекта в гене RB (ретинобластомы) и все генетические исследования по изучению вклада молекулярной патологии в развитие рака были начаты именно с этого заболевания. На сегодняшний день эта патология хорошо изучена. По последним данным ее генетически детерминированные формы составляют от 10 до 40%. Это очень большие цифры, которые свидетельствуют о значимом влиянии на развитие злокачественных новообразований у детей.

- Итак  заболевание передается из поколения в поколение?
- Да. Генетические нарушения, к сожалению, могут быть унаследованы потомством. Но достаточно часто они возникают и вновь.  С помощью современных технологий и эти дефекты можно диагностировать на молекулярном уровне, тем самым,  подтверждая диагноз наследственной формы рака у детей.

- А какова ситуация с выявлением наследственных опухолей у взрослых?
- Сегодня очень хорошо изучен наследственный рак молочной железы, выявлены генетические дефекты, приводящие к его возникновению. Более того, ДНК-тестирование генов предрасположенности к раку молочной железы с целью ранней диагностики, выбора тактики лечения и профилактики.
Известно, что почти 30% пациенток, у которых в семье были случаи заболевания РМЖ, имеют мутации генов BRCA1 и BRCA2. В этом случае риск развития РМЖ очень высок, по данным различных авторов – от 60 до 85% (при среднем общепопуляционном показателе 5-7%). У носительниц этих мутаций риск развития рака яичников колеблется от 27 до 60%, тогда как общепопуляционный показатель не превышает 1%. Как видим, разница огромная.
Все это побудило английских ученых еще в 1997 году начать осуществление т.н. проекта «Биомед-2», полностью посвященного изучению наследственного BRCA-ассоциированного рака молочной железы и яичников. После открытия соответствующих генов было протестировано большое число женщин, у которых в семье имелись случаи заболеваний раком, выявлены носители мутаций этих генов. Оказалось, что BRCA-ассоциированный РМЖ отличается от спорадического варианта этого заболевания.

- Людмила Николаевна, много ли пациентов приходят на обследования в вашу лабораторию?
- Много.  В основном это те больные, кто  лечится в РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН. Им нужна наша консультация для подтверждения генетического диагноза – наследственная ли у них форма рака или нет, и являются ли они носителями патологического генотипа. Возможно, это и наследственная форма заболевания, входящего в состав определенного онкологического синдрома. Также врачи направляют к нам на консультацию родственников и детей пациентов, в семьях которых отмечается накопление злокачественных новообразований.
Установлено, что онкологические заболевания «распределяются» в семьях по-разному. Если встречается только РМЖ, то перед нами наследственный вариант рака молочной железы. А когда сочетаются опухоли толстой кишки, молочной железы, яичников и желудка, то мы вправе поставить другой, тоже хорошо известный онкологам диагноз – так называемый «Синдром Линча». В каждом, из почти 200 известных на сегодняшний день онкологических синдромов, определен молекулярный дефект – на фоне мутаций какого гена развивается то или иное заболевание.

-  А для чего это нужно знать?
- Для избежания ошибочного вывода, что это случайное совпадение в данной конкретной семье. Нужно выявить генетический дефект – каждый конкретный синдром ассоциирован с мутациями в определенных генах.

- Как ваши исследования помогают ходу дальнейшего лечения больного?
- Вновь вернемся к молекулярным мишеням при раке, которые хорошо изучены и для них разработаны таргетные препараты  (направленные на точную цель). Причем, при  определении тактики проведения химиотерапии для  конкретного пациента, используется не только наше генетическое консультирование, но и результаты ДНК-диагностики. Анализируется именно тот ген, который задействован в канцерогенезе той или иной формы рака.
Аналогичная система диагностики уже разработана и для выявления медулярного рака щитовидной железы с агрессивным течением и плохим прогнозом. Идентифицирован протоонкоген RET, ассоциированный с развитием медуллярного рак щитовидной железы (РЩЖ) в составе синдрома множественных эндокринных неоплазий II типа. Мутации в гене RETслужат основание для назначения таргетной терапии, позволяющей успешно лечить RET-ассоциированный модулярный РЩЖ.
Молекулярные биологи лаборатории клинической онкогенетики помогают определить «мишень», для лечения которой можно подобрать новые эффективные препараты.

- Поддерживаете ли Вы контакты с вашими пациентами после обращения к Вам?
- Да, как и во всех странах. С момента создания нашей лаборатории мы ведем постоянно пополняемый так называемый семейный «канцер-регистр», где зарегистрированы больные и их родственники с онкологически отягощенным семейным анамнезом. В детской клинике на учете состоит около 3 тысяч семей, во взрослой – почти пять тысяч.

- В конце 2011 года на двух крупных форумах в Москве детально обсуждались актуальные проблемы онкогенетики. Какие наиболее важные выводы были сделаны?
- Да, в конце октября  прошла конференция «Актуальные вопросы онкогенетики», организованная совместно РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН и Медико-генетическим научным центром РАМН. На секционных заседаниях, в которых участвовали ведущие специалисты из России и зарубежных стран, обсуждались проблемы молекулярной генетической патологии злокачественных опухолей, клинической онкогенетики, индивидуализации терапии рака, а также молекулярные и цитогенетические исследования при лимфопролиферативных заболеваниях. Лаборатория клинической онкогенетики РОНЦ им. Н.Н.Блохина была одним из организаторов секции, на заседании которой рассматривались вопросы наследственных форм рака, их клинического наблюдения и лечения.

Также на конференции были обсуждены современная методология ДНК-диагностики, в том числе с использованием микроРНК, молекулярно-генетическая гетерогенность злокачественных опухолей, а также вопросы лечения с применением таргетных препаратов.
А в ноябре, на XV Российском онкологическом конгрессе, прошло секционное заседание, имеющее формат «круглого стола», по актуальной проблеме в онкологии: «Наследственный рак молочной железы и яичников. Перспективы и нерешенные вопросы». Данная тематика вызвала интерес как врачей, так и пациентов. По мнению участников заседания назрела необходимость разработки и оформления методических рекомендаций по ведению пациентов с наследственными формами рака молочной железы и яичников, аналоги которых уже разработаны и используются за рубежом.
Кроме московских онкогенетиков свой заметный вклад в обсуждение проблемы сделали наши коллеги из НИИ онкологии им. Петрова (Санкт-Петербург), Института молекулярной биофизики Сибирского отделения РАН (Новосибирск), НИИ онкологии г. Томска СО РАМН, Медико-генетического научного центра РАМН, а также из других научных центров страны. И это понятно – ведь необходимо создать рекомендации для специалистов в регионах. Чтобы там, направляя пациентов на консультации, четко были определены группы риска, методология и объем ДНК-диагностики. Интерпретация результатов тестирования должна проводиться врачами-генетиками, специализирующимися в области онкологии. Выбор оптимальной тактики лечения и профилактики для пациентов с наследственными форами рака рекомендовано проводить с учетом данных молекулярных исследований, как проводится в  РОНЦ им. Н.Н.Блохина. Обсуждавшиеся в ходе «круглого стола» рекомендации сейчас уже на заключительной стадии подготовки.

- Каким Вы видите будущее онкогенетики?
- Диагностика, лечение и профилактика наследственных форм рака требуют мультидисциплинарного подхода с привлечением врачей клинического генетика, молекулярного биолога, химиотерапевта, хирургов-онкологов, пластических хирургов и специалистов-онкологов различного профиля, что уже успешно реализовано в РОНЦ им. Н.Н.Блохина.

Интервью провел
Леонид ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ,
обозреватель «МГ».




Возврат к списку